2

Мезень 2017: приключения Патрика и его друзей

Опубликовано: Лена 17.08.2017 в Без рубрики, Поездки с детьми, Путешествия |

После спешной эвакуации с плота из-за кровососущих тварей, наше путешествие по Мезени должно было закончиться. Впереди маячили только рюкзаки-вокзал-дом и преждевременное возвращение из отпуска.

Но ситуация развивалась иначе: домой не хотелось совершенно, а мы все хором хоть и со скрипом влезали в Патриот Олега и Тани. К тому же, большую часть Мезени мы так и не увидели. Пусть не на плоту, но на машине мы решили это исправить.

Итак, оставив плот на берегу на растерзание местному жителю, мы загрузили все пожитки в Патриот. Машина оказалась забита доверху, пришлось нам до места стоянки идти следом.

Утром, трезво оценив масштаб проблемы, мы начали сомневаться в возможности утолкать 6 человек и такое количество шмурдяка в одну единственную машину.

Стоянка цыганского табора? Нет, это мы перепаковываем вещи! Ситуация осложнялась тем, что по дороге сюда у УАЗа отвалилась задняя калитка, на которой висела одна из запасок. Теперь 2 полноразмерные запаски и калитка должны были ехать сверху.

А вот так выглядит дорога, идущая вдоль Мезени. По ней нам предстояло катиться сначала до города Мезень, потом до Архангельска. В общей сложности 700 километров.

В итоге наша шайтан-арба получилась вот такой. Вес у машины, наверняка, дикий, но она ехала, была вполне управляемой и довольно приемистой.

И мы покатились. Песчаная дорога становилась то чуть лучше, то чуть хуже, а потом путь нам преградила Мезень.

На противоположной стороне виднеется село Большая Пысса, за углом прячется паром.

А на нашем берегу ни деревни, ни парома, ни расписания этого самого парома. Только несколько машин припаркованных пустых стоит, вокруг ни души.

Постояли, потупили и решили завернуть в ближайшую деревню — Малую Пыссу.

Малая Пысса со стороны смотрелась чуть живой.

Но как только заезжаешь внутрь, почти все дома оказываются жилыми. Бегают дети, стоят машины, колосятся огороды…

…жрут собаки, у них тут много собак похожих на лис, только толстых.

Решили брать языка: постучались сначала в один дом, но нас испугались и дверь не открыли, во втором доме женщина через форточку что-то попыталась объяснить на ломанном русском (напомню, что в этой местности все разговаривают на коми) — мы ничего не поняли. Из третьего дома к нам вышла семья из 6-ти человек, мужик разъяснил, что паром ходит только утром и вечером, но можно позвонить и паром вызвать. Позвонить — это здорово, но вот беда: все время, что мы плыли и ехали сотовой связи не было от слова совсем. После поднесенной стопки водки, глава семейства сходил в избу, вернулся к нам с домашним телефоном и обо всем договорился! То есть с одного берега Мезени позвонили на другой берег — домой паромщику, чтобы вызвать нам персональный паром. Звучит как бред, но пообещали, что через 40 минут за нами приплывут.

И не обманули!

Грузимся.

Я не знаю, как воспринимают переправу на пароме люди, которые делают это несколько раз за день, но для нас это было волнительно. И на всех остальных переправах, которых впереди оказалось еще много, мы как будто участвовали в маленьких приключениях.

Вот такого размера плот надо было строить. И мотор чтобы был)))

Кстати, на буксире мы обнаружили расписание, для тех, кто соберется проехать этой же дорогой вот оно:

Понедельник-пятница 07.00-09.00, 19.00-21.00.
Суббота 08.00-09.00, 19.00-20.00.
Воскресенье — выходной.
Телефон (домашний): 8(82135)35369.

Все деревни, что мы проплывали на плоту выглядели серо-коричневыми и мрачными, Большая Пысса на их фоне смотрелась празднично. А может это потому, что не надо было грести и постоянно бороться с насекомыми?

Подплываем. Как только встает вопрос оплаты одесский еврей берет дело в свои руки. С нас спросили двойной тариф — 1200 рублей (что вполне справедливо), но Олег рассказал, что у него есть только 1000, остальные деньги на карте и: «Вообще давай лучше вместе выпьем!» Паромщик и его помощник пить категорически отказались, сказав, что непьющие совсем: «Иначе не будет работы.» Но взяли все-таки тысячу.

На прощание поинтересовались, чем мы будем расплачиваться на следующих паромах, Олег уверил, что у него есть 5 литров спирта, и он со всеми договориться.

Заезжаем в магазин за пивом и хлебом. Прямо перед входом нас атакует стая слепней. Интересуемся у продавщицы всегда ли у них так. А она со смехом начинает рассказывать, что летом надо кушать больше (в магазине покупать соответственно тоже больше), чтобы слепни и комары кусали и избавляли организм от плохой злой крови. Нам нужно, что бы нас кусали особенно много, ибо испорченной крови в нас хоть залейся.

Тут очень захотелось обидеться, но оказалось, что в нас ее много не потому, что мы — сволочи, а потому, что городские. Местных деревенских кусают постоянно, а мы тут ненадолго.

Оригинальная и позитивная позиция, объясняющая, что то, что нас сожрали — есть благо))).

И вот мы мчим. В салоне царила эйфория: я даже не думала, что все настолько соскучились по скорости и машине. Нет, все-таки сплавы на плоту — это не наше, автопутешествия куда интереснее.

С двух сторон тянулся светлый лес.

Никакого подлеска, только серебристый мох.

Небольшой бродик через реку Выбор.

Где-то тут мы пересекаем границу Архангельской области. Пока-пока, Республика Коми, желания возвращаться у меня нет или пока нет.

Что бы было понимание на счет дороги: дорога здесь одна, альтернатив нет, объездов тоже, тянется она между редкими населенными пунктами чуть ли не 1000 километров.

Машины по ней ездят разные, такие, например.

И вот такие.

Много УАЗов, Нив, но есть и иномарки, практически у всех у них снят или сколот передний пластик.

Тем временем мы оказываемся в селе Койнас.

Доминанта села — церковь Николая Чудотворца (новая), ее строительство началось в 2010-м году из-за невозможности восстановить одноименную старую церковь.

Но нас гораздо больше церкви интересует заправка. АЗС есть, но закрытая. Снова берем языка, местный житель на своей машине сопровождает нас к дому заправщика. Бензин завезли 2 дня назад, до этого заправка почти месяц стояла «сухой». Нам повезло и мы наполняем бак и 2 20-ти литровые канистры.

«Как впереди дорога?» — спрашиваем мы.

«Нормально, но не знаю, как переправа будет…» — бормочет заправщик.

Мы на тот момент не особо обратили внимания на эту фразу. Ну переправа и переправа, подождем паром, заплатим больше денег, как говорит Олег: «Решим».

То, что мы можем решить далеко не все проблемы и имеем шанс развернуться и возвращаться через Сыктывкар мы поняли очень быстро — через 11 километров на берегу Мезени.

Вот место паромной переправы, вот паром, вот буксир… но что-то тут не так.

Взад-вперед ездит техника, таская за собой бревна.

Мужики идут разбираться через сколько поплывем. Далее происходит примерно следующий диалог:

-Уважаемые, нам бы на другой берег.

-Мы переправу и налаживаем.

-Так когда поплывем?

-Как пойдет. Паром вот с мели сняли, он весь сгнил за зиму и тонет, ща дыры замажем и посмотрим поплывет или нет. Потом буксир — дизель с того лета не заводился. Если все будет нормально, часа через 3 пойдем!

Тут до нас стало доходить, что паромная переправа пытается начать работать именно сегодня. Сегодня, Карл! На дворе середина лета — 16 июля, к началу осени тут уже будет снег! Сколько она проработает? Месяц, полтора, два от силы. Как люди на машинах попадают на противоположный берег все остальное время? Правильный ответ — никак.  Точнее зимой через Мезень накатывают зимник, а вот когда он тает — конец дороге. Если из Койнаса кому-нибудь понадобится оказаться в районном центре — Лешуконском или в областном центре — Архангельске, на машине ехать придется больше 1500 километров через Сыктывкар. В Койнасе, как и в прочих крупных населенных пунктах в округе есть аэродромы, но на сколько они в рабочем состоянии, может, в том же, что и паром?

Вооон туда, в деревню Усть-Кыма нам нужно попасть. Обратите внимание на небо — нас накрывает буря.

Начинается дождь, забиваемся в машину и наблюдаем из окон за налаживанием переправы.

Вот трактор подкапывает песок по периметру парома.

Мужик с ведром горячего вара и тряпками залезает то в один лючок, то в другой и латает дыры с помощью этого нехитрого оборудования. Паром плавающий на тряпках — класс!

Когда все готово, трактор упираясь ковшом в борт и сталкивает его с мели. Паром берет на привязь деревянная лодка с мотором. Тащить такую махину она не может, но маневрировать с ней — вполне.

Тем временем с третьего раза заводится буксир, по-крабьи с помощью таких же киев, как мы использовали на плоту, он сползает на глубину и… глохнет.

Его начинает сносить течением, но дизилек оживает. Дальше паром с моторкой и буксиром устраивают «танцы» и, наконец, стыкуются уже где-то в районе противоположного берега.

3,5 часа мы наблюдаем за этим действом, как за цирковым представлением. Специально для Вас все тоже самое можно увидеть на трехминутном видео:

А дальше, мужики говорят нам, что посадка на паром будет не здесь, а в новом месте — река обмелела. Как ориентир — гора песка на дороге. Мы разворачиваемся, едем в неизвестном направлении и вдруг видим, что с разных концов туда же спешат другие УАЗики. Откуда они взялись?!

Через кусты и буераки, мы оказываемся у парома первыми.

Грузимся.

Нас оказывается 4 машины: 2 Патриота и 2 буханки.

Этого дополнительного веса достаточно, что бы паром присел на мель. Трактор, размахивая ковшом, вновь начинает пихать махину в борта. И все, мы пошли. Задолбанные, но довольные паромщики собирают с каждой машины по 700 рублей — плата за аттракцион.

А вот и противоположный берег. Здесь тоже паром причаливает на новом месте.

Съезд осуществляется по незаконченной насыпи, воды временами по ступицу. Однако, своей очереди на погрузку уже ждет несколько полноприводов. Дорога ожила.

Мы отъезжаем от Усть-Кымы совсем немного и начинаем искать место ночевки. Пока ждали переправы на берегу на нас снова напали комары. Решили проверить теорию — чем дальше от реки, тем меньше кровососущих тварей, поэтому встаем в лесу в паре километров от воды.

Теория оказалась неверна. Нас все равно жрали и дождь комарам — не помеха.

Сегодня на ужин была рыба. Решили приготовить ее в коптильне — не зря же этот агрегат сначала доехал от Чехова до Усогорска, потом сплавлялся с нами на плоту, а теперь занимал драгоценное место на багажнике. Получилось вкусно!

Утром мы продолжили путь.

Дорога по прежнему оставляла желать лучшего.

Мостик через один из многочисленных
притоков Мезени.

Мезень. Нам повезло, что вчера прошел дождь и пыль на дороге прибило. Если бы не это, а тем более, если бы ехали в несколько машин колонной — задолбались бы.

Хотя возило иногда по мокрым песчаным колеям нещадно.

Вокруг красивый лес и плакаты «с приветом из СССР».

Мох.

А что с населенкой? Через каждые километров 10-15 стоят деревушки: Палащелье, Конещелье, Белощелье и т.д. В каждой живет от 30 до 200 человек, а некоторые вовсе заброшены.

Но даже жилые деревеньки смотрятся невероятно уныло и убого: огромные косые дома с маленькими окошками, все коричнево-серое и какое-то однообразно-беспросветное.

Вот, к примеру, деревня Палащелье — до недавнего времени она была центром уникальной росписи.

Раньше здесь кустарничали чуть ли не в каждой избе: выделывали прялки, лукошки, короба, веретена, ложки, а потом расписывали их.

В Палащелье сложилась своя, оригинальная система росписи. Основной фон золотисто-желтый (дерево, покрытое олифой) с кирпичного цвета узорами (краску «вохру» брали на берегу, у красной щели) и черными контурами (чернила готовили сами, смешивая сажу с серой).

Как возник промысел? С одной стороны, местная роспись — самая архаичная из всех известных в русском народном искусстве, говорят, ее корни уходят в глубину веков, к наскальным изображениям, к неолитическому орнаменту. С другой — первое упоминание о Палащелье как о центре росписи относится только к 1904 году (самая старая прялка имеет дату — 1815 год). Как так получилось — загадка.

В селе жили семьи потомственных мастеров: Аксеновы, Новиковы, Кузьмины, Федотовы. Работали зимами и зимним же путем отправлялись к зырянам, через Койнас на Печору, на Устьвашскую ярмарку, добирались даже до Пинеги.

Теперь промысел угас полностью, в деревне живет всего 40 человек, половина из которых пенсионеры, больше 70% домов пустует.

В центре деревни можно увидеть деревянную церковь Рождества Иоанна Предтечи, построенную в 1874-м году.

Водопровод 21-го века.

Вот примерно так и выглядели все деревни на нашем пути. Согласитесь, впечатление гнетущее.

Взгляд отдыхает на красавице-Мезени.

Дорога интересная, но скользкая после дождя.

Местные ждут, что вот-вот здесь проложат автобан. И действительно, на некоторых участках снует техника.

Но пока так.

И вот так.

Выковыривались мы довольно долго с помощью лебедки.

Почва жирная: стоит буксонуть и колеса уже не видно, всем, чтем соприкасается с землей машина прилипает.

В Лешуконское через очередную паромную переправу мы не поехали — без магазинов обошлись, а бензина вполне хватало. Так, что сразу повернули на Мезень. Здесь дорога была уже очень приличным грейдером, по ней легко катались легковушки с целыми бамперами.

Тем интереснее, где на этой дороге мы умудрились пробить колесо.

Ничего не поделаешь — в ход идет первая запаска.

Багажник Патриота — Сашино хозяйство. Каждый вечер он залезал наверх, чтобы снять необходимые вещи, а утром рассовывал их по местам и привязывал.

Неожиданно выясняем, что город Мезень нам не по дороге — поворот на Архангельск раньше, но вот бензина до областного центра нам не хватит. Значит надо заезжать в Мезень. Надо, но нельзя! Дело в том, что город находится в пограничной зоне и на его посещение нужно разрешение.

Такое разрешение от ФСБ было оформлено на меня, Сашу, Ксюху и Серегу, в нем черным по белому было написано: «Сплав на плоту по р. Мезень». В выдаче разрешения на граждан Украины — Олега и Таню было отказано. Собственно, они тут оказываться и не собирались, тем более на машине. Но все сложилось так, как сложилось.

Решили встать лагерем недалеко от города, а Сашу (как человека с разрешением) и Олега (как хозяина машины) отправить в Мезень на заправку. Наше воображение рисовало, как Саша с 20-ти литровыми канистрами бегает мимо погранпоста и заливает Патриот пока на Олега составляют протокол.

Но все прошло успешно: заправка оказалась чуть не доезжая Мезени и поста соответственно. Заправщик настоятельно рекомендовал в город без разрешений не соваться и ребята послушались. Правда на вечер мы остались без пива.

Сегодня лагерь был в замечательном месте.

Это была наша последняя стоянка на Мезени. Мы благодарны этой реке за новый опыт с плотом.

Мезень на прощанье преподнесла нам подарок — первый вечер сначала поездки без комаров.

Готовим на вот таком классном костре из пня.

Закат на Мезени.

А так выглядит из палатки утро в лагере.

Ребенок читает — после сплава подсела на «Приключения Гекльберри Финна».

Берем курс на Архангельск. Но почти сразу на дороге видим указатель на Кимжу. Табличка гласит, что она избрана в самые красивые деревни России. Как проехать мимо?

Кимжа возникла в начале XVI века, когда здесь, в двух верстах от устья реки Кимжа поселился крестьянин, пришедший с Пинеги. Была известна своими промыслами, особенно — меднолитейным (медные колокольчики применялись для скота и почтовых лошадей, медные украшения — для конской сбруи). Кроме того, здесь высаживали зерновые, проращивали солод и варили пиво.

Яркая Одигитриевская церковь, построенная в 1700-1709 гг.

Раньше в Кимже было 3 церкви: православная (сохранившаяся), старообрядческая и староверская. Это связано с тем, что здесь селились раскольники, выстраивающие свои слободы.

Церковь Иконы Божией Матери Одигитрия была закрыта в 1930-х.
Это фото сделано в 1970-х гг. и хранится музее, о котором я расскажу в следующей части.

Так храм выглядит сейчас. В 2008 году его полностью разобрали с целью реставрации путем полной переборки.

Дальше финансирование сошло на нет и храм долгое время пребывал в разобранном состоянии. Сами видите — сейчас дело пошло на лад.

Церковь в Кимже — единственный на данный момент сохранившийся памятник пинежско-мезенской школы.

Несмотря на наличие церквей, в соседних деревнях считали, что жители Кимжи владеют искусством ворожбы и заговора, могут насылать порчу и сглаз. Называли их «чернотропы», что значит колдуны.

Тем интереснее, что до 1951 года в деревне не существовало кладбища. Умерших хоронили по их завету (там где попросят), чаще всего на их земельном наделе (на наделе, а не у домов). Считалось, что дух предков будет охранять земельный надел и жилище от бед и напастей.

У домов ставились обетные кресты т.е. кресты, поставленные по обету (обещанию), данному богу в благодарность за добро или избавление от какого-либо горя. Чаще всего давали обеты богу мезенские поморы-промышленники, чья жизнь была связана с опасными морскими и рыбными промыслами. Выйдя на берег живым, помор ставил обетный крест или на берегу моря, в непосредственной близости от места спасения, или у себя в деревне, около дома.

В лучшие времена в Кимже было до десятка ветряных мельниц, сейчас осталось только 2. Обе они стоят на угоре за деревней.

Младшая мельница – Воронухина (мельницы принято называть по фамилиям владельцев), была построена в 1934 году. Раньше считалось, что она была не достроена мастером, однако потом выяснилось, что мельница работала, но потом была почти полностью разобрана за ненадобностью.

Старшая мельница – Дерягинская была построена в 1897 году. На ней ещё в 50-ые года 20-го века мололи зерно. Она относится к довольно редкому типу — перевёрнутая столбовка. До 21-го века самая северная ветряная мельница дошла без крыльев и с прорехами в крыше. С 2007-го года началось ее восстановление, а после — настройка. Говорят, что сейчас механизм полностью готов к работе.

За последние годы в Кимже дважды проводился международный фестиваль плотницкого мастерства «Северные мельницы». На домах на улицах висят таблички вроде «кузница», «пекарня» и т.д. Но только все закрыто, а избы, если свернуть с центральной улицы выглядят вот так:

Сейчас в Кимже постоянно проживает около 100 человек.

Мы выехали из одной из самых красивых деревень России и покатились завтракать в кафешку, которую вчера ребятам порекомендовал заправщик в Мезени. Сказал, что никто мимо обычно не проезжает — так вкусно.

И действительно, пока мы неспешно ехали по грейдеру, нас обогнало несколько машин. Все до одной они оказались в кафе «Хуторок».

Стоит кафе неподалеку от реки Немнюга.

Выглядит вот так. Оно в том районе одно — пропустить сложно.

Кормят действительно вкусно, по-домашнему и недорого. Отдельно рекомендую отведать морс из местной клюквы.

Ну и все, дальше мы долетели до Белогорского без приключений.

Где-то тут, спустя полторы недели после начала путешествия, у нас появилась устойчивая связь и интернет. Соберетесь ехать в тот край, предупредите родственников и друзей, чтобы не падали в обморок от столь долгой тишины в эфире.

Пометались по понтону с одного берега Пинеги на другой.

И упали на реке в очень красивом месте.

По плану сегодня был последний наш совместный вечер.

Праздничный ужин — копченые курицы.

А еще вот такую закусь попробовали. Это свиные ушки, в детстве в деревне они считались деликатесом, а у нас в магазинах как-то мне не попадались. Кстати, приехали домой — они и тут тоже появились.

Перетряхиваем вещи, начинаем паковать рюкзаки. Завтра утром Олег довозит нас до Архангельска, берем билеты и домой.

Но что-то свиные ушки оказались слишком хороши… или то, что мы ими закусывали легло кучно. Я, Саша и Ксюха решили, что возвращаться снова рано, дальше сборы продолжил только Серега.

Так второй этап нашего путешествия подошел к концу и плавно переходил в третий. Но о нем в следующей части.

А пока, любуйтесь красавицей-Пинегой.

 

Начало:

Как построить плот: личный опыт

Мезень 2017: пролог.

Мезень 2017: приключения Гены и его друзей

Продолжение:

Нежданный Север (часть 1)

Малые Корелы (Каргопольско-Онежский сектор)

Нежданный север (часть 2)

Кусочек Золотого кольца

Метки:

комментария 2

  • Владимир:

    Доброго времени, хочу сказать, что потопленный вами топорик в реке Мезень , нашелся мною. Кстати, мы знакомы. Я тот первый ваш гость, подплывал к вам на лодке обрезанной казанке,в первый день вашего сплава по Мезени. Я представился Владимиром, а Вы мне предложили выпить с Вами, я конечно отказался , напутствовал вам хорошо добраться до г. Мезени и мы расстались. Рассказ Ваш о путешествии прочитал с удовольствием, понравился, так , что вот так. Ваш топорик у меня.

    • Пусть наш топорик Вам служит верой и правдой! Его точили и делали топорище с большим усердием прямо перед отъездом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на xpeh13.ru
Яндекс.Метрика