0

Нежданный Север (часть1)

Опубликовано: Лена 21.09.2017 в Без рубрики, Поездки с детьми, Путешествия |

Мы сплавились на плоту, проехали вдоль Мезени и вроде как настало время расставаться. Но прямо во время прощального ужина под Архангельском мы неожиданно передумали. Едем дальше, а куда?

Какое это прекрасное чувство — осознавать, что перед тобой открыты все дороги и направления. Почему-то, продумывая очередной маршрут будучи дома, ты осознаешь это не так остро, как сидя на берегу реки и только что выпутавшись из очередной авантюры.
Как-то мы уже проделывали подобный кульбит: после Памира без заезда домой рванули в Дагестан и Чечню. Сейчас перед нами вновь была пачка вариантов. Олег и Таня отменили все свои планы и впереди у них был месяц свободного времени. У нашей семьи времени было гораздо меньше — дней 10, но географию это не особо ограничивало, ведь выброситься поездом можно из любого крупного города.
И вот сейчас, сидя на берегу Пинеги все фантанировали вариантами: Карелия, Кольский, Кавказ, Дагестан, Чечня и даже Алтай. Кто-то чего-то хотел больше, кто-то меньше, во многих местах мы уже были, но самое обидное казалось тратить бОльшую часть оставшегося отпуска на дорогу. Из серии 3-4-х дневный перегон, пару дней на возвращение и на месте останется совсем чуть-чуть. Потому, решено было от длительных перегонов отказаться и поплотнее познакомиться с тем районом, в котором мы и так находились.

Выходя на маршрут, мы обычно детально прорабатываем не только по каким дорогам и направлениям едем, но и что по пути смотрим. С дорогами все было более-менее понятно, качнуть с инета карт — не великая проблема, с интересностями сложнее — очень быстро накидать на коленке интересных (именно интересных, а не всех подряд) точек — не самая простая задача.

Но мы решили попробовать, а там, что «зацепим», то и ладно.

Итак, вначале нужно было посадить Серегу в Архангельске на поезд (он все-таки собрался домой), потом затариться продуктами и прочими необходимостями, дальше взять курс на Северодвинск.

Но от места ночевки мы отъехали совсем чуть-чуть, когда наше внимание привлекло скопление деревянных построек. Это оказался музей деревянного зодчества и народного искусства северных районов России — Малые Корелы. Проехать мимо мы не смогли.

Музей расположен на правом берегу Северной Двины и занимает почти 140 гектар. Под открытым небом здесь собрано около 100 гражданских, общественных и церковных построек: церкви, колокольни, крестьянские и купеческие избы, амбары, колодцы, изгороди, ветряные мельницы, бани и т. д. Постройки для перемещения на территорию музея раскатывались по брёвнам, а затем заново собирались уже на территории Малых Корел.

Экспозиция музея разделена на 4 сектора: «Каргопольско-Онежский», «Двинской», «Мезенский» и «Пинежский».

Мы не располагали силами и временем, чтобы посетить их все, да и погода подкачала. Поэтому, решили ограничиться осмотром Каргопольско-Онежской части.

Вход в Малые Корелы.

Первое, что бросается в глаза посетителям — огромная ветряная мельница-шатровка, построенная в 1902-м году в селе Кожпосёлок Онежского района.

Эта мельница является уникальным памятником крестьянской механики XIX — начала XX века. В её интерьере восстановлена основная часть мельничного механизма: вертикальный и горизонтальный вал с деревянными шестернями и кулачными колёсами, постав для помола зерна, деревянная крупорушка.

Внутри действует выставка «Ветряные мельницы Русского Севера», очень милая девушка в народном костюме рассказала нам о типах ветряных мельниц, характерных для архитектуры северной деревни XIX — начала XX веков, их конструктивных особенностях и с удовольствием ответила на все вопросы.

Другой тип ветряной мельницы – столбовка на «ряже». Она была построена в XIX веке в деревне Большая Шалга Каргопольского уезда.

И еще одна мельница–столбовка на «раме», XIX век, Онежский уезд, деревня Калгачиха.

Подробнее об устройстве ветряных мельниц я написала тут.

Гумно с овинами (19 век), привезенное из села Боросвидь Каргопольского уезда.

А Вы знаете, что такое гумно? Мы вот не знали и спросили у молодого человека-смотрителя. После красочного рассказа о ветряных мельницах, мы ожидали чего-то подобного. Но вместо внятного ответа получили: «Гумно, чего тут непонятного! Вон на табличке написано!» После этого парень развернулся и скрылся в дальнем углу. Несколько странное поведение для работника музея, не находите?

Ну да ладно, мы и без него разобрались, что гумно с овинами — это комплекс хозяйственных построек для сушки и обмолота зерна.

Это не избушка, спрятавшая курьи ножки, это амбар конца XIX века из деревни Сварозеро Вытегорского уезда. Обратите внимание, какой стильной формы замок на двери.

Осмотрим жилую постройку — дом–двор А.Ф. Пухова. Он был построен в 1812-м году в деревне Большой Халуй Каргопольского уезда.

На примере реконструированного интерьера дома Пуховых можно проследить основные моменты жизни, быт, хозяйственную и промысловую деятельность и устройство большой патриархальной семьи Каргополья и всего Русского Севера. В этом нам очень помогла вот эта дама.

Она в подробностях рассказала кто где жил, на чем спал, как проходили застолья в семье, какие обязанности выполнялись тем или иным человеком, особое внимание уделила заботам, возложенным на детские плечи. Все-таки современные дети невероятные халявщики!

Узнав, что мы приехали издалека, пустила нас в неработающую сегодня экспозицию «Рублено топором», рассказывающую о строительных технологиях северных плотников (смотреть тут).

Плавно наш разговор о крестьянском быте перетек в беседу за жизнь.

В доме вкусно пахло протопленной печкой, смотрительница пояснила, что этот дом действительно греют в сырую и холодную погоду, именно поэтому, она любит работать здесь, ведь многие постройки не отапливаются даже зимой.

-А как же зимой? — удивились мы.

-Плохо, я зимой здесь не работаю, пару раз пробовала, но все время болела, как другие справляются не знаю. Я сюда приезжаю только летом как на курорт, снимаю домик неподалеку: днем с людьми говорю, а вечерами тут очень тихо, воздух чистый, птицы поют. Отдыхаю от семьи и города.

-Зимой очень холодно, да?

-По разному, -40 бывает регулярно, но дело ведь не столько в холоде, сколько во влажности. У нас кругом болота, от них большая влажность, мороз пробирает до костей.

-Говорят, зимой здесь полярные ночи, солнце сколько часов в день бывает?

-Солнца считайте, что не бывает, в самое темное время 2-3 часа в день серые сумерки, все остальное — темно.

-Как же Вы живете?

-Как кроты живем! — это было сказано в сердцах — свет зимой горит всегда, на улице стараемся бывать как можно меньше, мерзнем. Зато у нас летом полярный день, стараемся использовать это время по максимуму. Это к нам, когда приезжают кажется все в диковинку, а мы привыкли.

Не услышала я в голосе дамы радости от такой привычки, по всему выходило, что завидуют местные жителям средней полосы.

На первом этаже дома Пухова находится сувенирный магазин — немного всякой всячины хенд-мейд по заоблачным ценам.

Изделия с местной росписью. Красиво, но 10-15 тыр за такую штуку — очень больно.

Дом, амбар, гумно, колодец, все вместе это — усадьба зажиточного крестьянина. А впереди видна доминанта Каргопольско-Онежского сектора — Вознесенская церковь с колокольней.

Церковь Вознесения Господня была построена в селе Кушерека Онежского уезда в 1669 году. Этот яркий образец кубоватого храма в XIX веке претерпел существенные изменения, но после переезда в музей в 1973-м, был восстановлен в прежних формах.

Большой интерес представляет собой старинный иконостас, сохранившийся с XVII века.

Вид из церкви на шатровую колокольню 1854-го года.

У храма проводятся различные праздники, народные гулянья, на колокольне — конкурсы звонарей.

Неподалеку встретили вот такую экскурсию)))) Все-таки работники музея в народных костюмах +1000 к колоритности места.

Идем дальше.

За оградой в центре виден дом–двор М.А. Третьякова (вторая половина XIX века), его перевезли из деревни Гарь Каргопольского уезда. Он сохранил архаичную систему отопления «по-чёрному». Печь в избе не имеет кирпичной трубы–дымохода. Дым при топке поднимался под высокий потолок, остывая, опускался и вытягивался через волоковое окно над печью, соединённое деревянным коробом с трубой–дымником на крыше.
Справа — дом–двор Я.А. Попова (XIX век), перевезенный из деревни Погост Каргопольского уезда. Дом является типичным примером каргопольского крестьянского жилища XIX – начала XX веков. Как и соседний, он топился «по-чёрному».

Мы у дома Попова.

Завершаем знакомство с Малыми Корелами осмотром самого старого экспоната музея.

Это древнейшая из известных колоколен типа «восьмерик на четверике» была привезена из северодвинского села Кулига Дракованова Красноборского района. Она была построена между 1580 и 1620 гг., возможно, ее прообразом послужили сторожевые башни, которые в старину ставили на подступах к городам.

Больше фото и подробностей об экспонатах музея можно прочитать здесь.

Очень многие деревянные постройки остались не осмотренными, но я не огорчаюсь, ведь это повод вернуться.

Грузимся в машину и продолжаем путь.

А вот и «ворота в Арктику» — город Архангельск.

По численности населения город является крупнейшим, среди северных регионов европейской части России.

В первую очередь Архангельск — это порт. Еще с 80-х годов XVI века он стал центром русской внешней торговли, приносившим до 60 % доходов в государственную казну.

Правда, начиная с 1713 года, царь Пётр I своими указами начал «задвигать» Архангельск, фактически, жертвуя его интересами в пользу нового балтийского порта — Санкт-Петербурга. Екатерина II позже сняла все ограничения на внешнюю торговлю через Архангельск, но город уже не смог вернуть себе статус главного порта России.

В конце XIX — начале XX века Архангельск служил важной базой для освоения Арктики и налаживания судоходства по Северному морскому пути. В 1915 году здесь было открыто ледокольное бюро, в состав которого вошли 13 ледоколов и ледокольных судов, положивших начало ледокольной флотилии. Эти суда в зимнюю навигацию обеспечивали проводку судов от горла Белого моря в Архангельск. От причалов порта отправилось свыше двухсот полярных исследовательских экспедиций.

Но Архангельск вновь потерял своё уникальное значение главного северного порта, на этот раз из-за Мурманска, где в 1916 году основали на берегу незамерзающего Кольского залива порт. Со временем туда были перенесены рыбообрабатывающие и судоремонтные предприятия.

Сейчас Архангельский морской порт принимает и отправляет пиломатериалы, целлюлозу, уголь, оборудование, металлы, промышленные и продовольственные товары, выполняет морские перевозки по Белому, Баренцеву, Карскому морям, Северному морскому пути и на заграничных линиях. Из Архангельска берут начало регулярные пассажирские линии до Мурманска, Диксона, Онеги, Мезени, Кандалакши и пунктов Новой Земли.

Северная Двина с Северодвинского моста. На правом берегу виден строящийся собор Архистратига Божия Михаила. Его возводят на средства благотворителей взамен разрушенного в 1931 году.

Площадь 60-летия Октября. На ней расположен железнодорожный вокзал.

Серега удачно купил билеты на поезд до Москвы, отправляющийся меньше, чем через 1,5 часа, а мы затарились в магазинах всем необходимым.

Вообще, мы хотели погулять по городу и осмотреть исторический центр, но наши планы спутал невероятной силы ливень, который буквально обрушился на нас по дороге из торгового центра. Пришлось ограничиться обзором из окна едущей машины.

Собор Новомучеников и исповедников земли Архангельской. Храм стоит в памятном месте — некогда здесь был берег канала, у которого в советские годы расстреляли около 1,5 тысячи человек. Строительство началось в 2007 и завершилось в 2015 году.

Деревянная шатровая церковь Александра Невского. Построена на подворье Артемиево-Веркольского монастыря в 2007 году.

Просто одна из улиц Архангельска.

Дальше мы покатились в Северодвинск. Спасибо нашим друзьям Дену и Але, которые несмотря на то, что сами были в пути, сумели скинуть точки, где лучше остановиться и, как увидеть типа секретные подводные лодки.

Северодвинск был основан в 1936 году как рабочий судостроительный поселок. Сейчас здесь расположен Северный центр судостроения и судоремонта России. И еще, когда едешь по городу, чувствуется, что здесь есть работа, и есть деньги. Все вокруг живенько: опрятные улицы, нет аварийных зданий (по крайней мере нет в том количестве, что бы они бросались в глаза), господа алконавты не выпадают под колеса, все как-то собрано-по деловому, как и положено в разгар рабочего дня.

А вот и сердце города — ОАО «ПО «Севмаш» — крупнейший в России судостроительный комплекс, единственная верфь в стране, главная задача которой – строительство атомных подводных лодок для ВМФ.

В последнее время народ в инете активно обсуждает сколько у нас в стране подводных лодок. Согласно представленным общественности материалам, ВМФ РФ насчитывает 70 субмарин. Из них 50 атомоходов различных проектов, но говорят, что в состоянии боевой готовности пребывают меньше половины из них. Остальные либо находятся в резерве, либо в ожидании ремонта.

Теперь мы можем сказать, что 3 подводные лодки у России точно есть)))

А вот и памятная композиция «Мир и труд», посвященная судостроителям. Точнее, композиция олицетворяет сразу несколько направлений: судостроение (начало строительства города и одновременно история кораблестроения на Севере), наставничество (преемственность поколений кораблестроителей), мирный огонь (фигуры основных рабочих профессий города: металлурга, трубогибщика, сборщика и сварщика), мир (материнство и непрерывность династий). Памятник был установлен в 1988 году в честь пятидесятилетия города на Площади Корабелов (Молодежи).

Издалека композиция смотрится совершенно непонятно, но монументально. И еще цветов каких-нибудь вокруг не хватает с лавочками, а то, она как будто случайно среди многоэтажек затесалась. Кстати, горожане из-за трех стилизованных флагштоков, которые должны олицетворять прошлое, настоящее и будущее, называют монумент «шашлык» или «шампур».

Однако, пора и нам было подумать о шашлыке и месте ночевки на берегу Белого моря.

Море соленое, а значит, надо запастись пресной водой. Живописное озеро как нельзя лучше подходило для этих целей.

Но нет, подъезд перекопан, завален бревнами и для верности перекрыт шлагбаумом — не дай бог ужасные туристы прорвутся к берегу, потревожат дачный покой и намусорят! Лучше жители близлежащих дач сами засрут все в округе, свое-то говно не воняет!

Ну да мы не гордые, можем и пешком до водоема прогуляться.

Дачами здесь застроено все не хуже, чем в Подмосковье. Дороги перекрыты тоже не хуже. Но решить СНТ-шный квест и прорваться к берегу моря нам все-таки удалось.

Вид с побережья на Северодвинск не слишком живописен.

Лучше смотреть вдаль.

Или вверх.

Все-таки для тех, кто не живет на побережье, каждая встреча с морем — нечто особенное. Все равно Черное это море или Белое, важен сам факт, что это мооооре)))

Закат. Какое море без закатов, даже если на дворе полярный день?!

А это уже ранее утро. Ребенок так кидался в чаек хлебом, что они предпочли свалить. Народ устраивает пробежки и катается на велосипедах вдоль кромки воды. Красота!

Недалеко от Северодвинска расположилась база отдыха «Пикалево» у берегов одноименного пресного озера. Объявление на дороге гласило, что там можно купить форель и семгу. «Должны же мы наконец вдоволь поесть рыбы» — подумали мы и смело под аккомпанемент волкодавов отправились искать людей на территории.

Территория, кстати, весьма симпатичная, довольно много домиков и беседок с мангалами.

Прикольный мостик, ведущий к домику рыбаков-хозяев.

Вон там в садках плещется красная рыбка.

Но покупать мы рыбу не стали, хоть цена и была раза в полтора ниже, чем в Москве, жаба взяла верх. Забегая вперед, скажу, что по жадничали мы не зря т.к. к вечеру купили рыбу дешевле.

Как только дорога уходит от беломорского побережья, населенки становится немного.

Дорога между Северодвинском и Онегой лучше, чем вдоль Мезени. Хоть и грунтовка, но накатанная, практически без колей и мосты все целы.

На перекресте основной дороги и отворотки на национальный парк «Онежское Поморье» (для его посещения нужно разрешение) имеется небольшая кафешка с приличным выбором рыбы и рыбных блюд. А за ней притаились палатки и вот такая техника.

Деревня Кянда стоит при впадении Вои в реку Кянду.

Тут есть два магазина и если очень постараться, можно поймать сотовую связь.

Часовня Петра и Павла, построенная в 2006-2008 гг. на месте утраченных церквей. Обратите внимание на доску, рукописное объявление гласит, что вскоре состоится «игровая дискотека для детей», цена 20 рублей. Прям привет из деревенско-советского прошлого с рисованными плакатами.

А вот и снова Белое море.

Местами дорога подходит совсем близко к нему, и тут же начинается очень плотная дачная застройка. Для нас осталось загадкой, откуда здесь такое дикое количество дачников, ну реально, городок Онега — совсем небольшой, ехать по грунтовке пару сотен км из Архангельска — так себе удовольствие, остальные крупные города еще дальше.

Фактически, единственное место, где можно встать лагерем в этом районе — Пилемский мыс. Но и тут народу с палатками оказалось полно.

Очень красивые скалы. Обратите внимание, наша машина стоит слева, фотограф стоит на песке и до кромки воды еще метров 20.

На Белом море очень серьезные и, главное, быстрые приливы-отливы. Вот это начало прилива.

На скалах классные следы, как будто великан поднимался в гору, а вот за ними видна протока, местные называют ее лаковым словом «няша».

Собственно только до скальных нагромождений и можно добраться на машине, дальше они преграждают путь. Во время отлива можно попробовать прорваться дальше по песку, лавируя между камнями, главное не угодить в няшу. Воды в ней вроде как немного, но стоит туда наступить, нога уходит в липкую субстанцию почти до колена. Очевидно, что попав в такое машина тут же увязнет и прилипнет.

Хорошо, что мы туда не полезли, потому, что вода начала активно прибывать и в этот же момент обнаружилось порванное колесо (спасибо отдыхающему неподалеку молодому человеку, мы не заметили).  Случись это не на дороге, а где-нибудь в няше, мы бы поимели приключение.

А так оставалось все-лишь поставить запаску.

«Всего лишь» звучит оптимистично, но на самом деле поднимать криво стоящую тяжелую машину, проваливающимся в песок домкратом — это интересно. Саша копает яму под колесо.

Ребенок тем временем возвел Беломорский стоунхендж.

Помните, я просила заметить несколькими фотками выше, на сколько машина была далека от воды, прошло менее получаса, а море тут как тут.

Виден остров Малая Луда.

Я медитирую.

На дворе был вечер пятницы, народу на побережье становилось все больше. То тут, то там из машин слышалась музыка, а из окрестных кустов пьяные вопли. Мы решили, что на море уже насмотрелись и теперь просто хотим тишины и покоя.

Забегая вперед, скажу, что это было правильным решением ибо магнитолы с наступлением ночи орать стали громче, а на берегу веселье не прекращалось до утра.

Но мы слышали всю это «прелесть» лишь отдаленно т.к. забрались вглубь Пильемского мыса.

Раньше тут была сквозная дорога до Покровского карьера (очень оригинально смотрится колея от Белаза в лесу), но теперь ее завалили камнями. Мы уже начали рассуждать, как форсируем эту преграду с помощи лебедки, пары бревен и такой-то матери, но к нам пришел мужик и попросил этого не делать.

Дело в том, что карьер действующий, и вот-вот на нем должен был произойти большой бабах.

Мужик этот работает сварщиком на карьере и сейчас обходил периметр, что бы никому не прилетело булыжником в голову.

Тут же завязался разговор за жизнь, самым ярким из моментов которого стала зарплата сварщика 6-го разряда в 20.000 рублей — именно столько получает мужик на карьере да еще почему-то бегает по территории. По его словам, в Северодвинске, зарплата составляет 60 тыр и выше. Я же говорила, что в городе есть деньги.

Не доезжая до карьера, мы остановились на очень живописной полянке.

Это место больше всего мне напомнило природу Кольского.

Мы думали, что т.к. проехали сегодня относительно немного на ночевку встанем рано, но после ремонта и поиска места, это оказалось не так.

Приступаем к готовке ужина.

На закусь копченые щука и горбуша.

В качестве основного блюдо — карри. Рецепт я рассказывала здесь.

Утром мы добрались до райцентра — города Онеги. Здесь нас интересовало 2 момента: газовая заправка и шиномонтаж, ведь запаски у нас кончились.

Пока заправлялись, прогуливались вдоль сумасшедших скульптур.

А вот до шиномонтажа мы добрались очень вовремя, т.к. к этому времени у нас кончилось еще и заднее колесо.

3 колеса за 4 дня — это своеобразный рекорд.

А уж 2 колеса меньше, чем за 12 часов — вообще круто. На одну и туже хрень напороться мы не могли т.к. заезжали и выезжали с моря разными дорогами. Но обе они проходили через дачи… диверсия?

Ковырялись довольно долго. В это время понаблюдали за спасательной операцией, которая происходила прямо напротив.

Вот в такой няше он сидел. Кстати, это улица города.

Но, конечно, большая часть улиц в Онеге выглядит вполне прилично.

Памятник градостроительства и архитектуры дом К.К. Башмакова (начало 20 в.).

Честно говоря, в городе смотреть особо не на что, то ли дело в Каргополе, куда мы теперь направлялись.

Белое море осталось в стороне, теперь мы ехали вдоль реки Онеги.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на xpeh13.ru
Яндекс.Метрика