4

Новогодний Кавказ. Часть 4: Чегемские водопады — термальный источник — святилище Реком — Цей — Архонский перевал — Город Мертвых — Кармадонское ущелье.

Опубликовано: Лена 29.02.2016 в Без рубрики, Поездки с детьми, Путешествия |

Новогодний Кавказ 2016.

Итак, к нам пришло осознание, что мы в корне неверно подходим к выбору дальнейших точек, ибо горам и природе совершенно все равно чего мы хотим и запланировали — надо ездить за погодой.

Теперь мы держали путь в Северную Осетию, но сначала — Чегемские водопады.

Кабардино-Балкария. Зима 2016.

Почти сразу, как въехали в Кабарду, вдоль дороги потянулись горы.

Почти сразу, как въехали в Кабардино-Балкарию, вдоль дороги потянулись горы.

Кабардино-Балкария. Зима 2016.

когда свернули на отворотку к водопадам, мы буквально поехали сквозь них. Очень прикольная дорога!

А когда оказались на отворотке к водопадам, буквально поехали сквозь них. Очень прикольная дорога!

Кабардино-Балкария. Зима 2016.

И вот мы втыкаемся в мертвую пробку и не мудрено! Эта узкая дорога вообще-то ведет не до водопадов, а к населенным пунктам, расположенным дальше, но предприимчивые местные жители устроили тут настоящий базар. Просто проехать не говоря уж о припарковаться среди людей, торговцев и кафешек было занятием почти невозможным.

И вот мы втыкаемся в мертвую пробку. Эта узкая дорога вообще-то ведет не до водопадов, а к населенным пунктам, расположенным дальше, но предприимчивые местные жители устроили тут настоящий базар. Просто проехать не говоря уж о припарковаться среди туристов, торговцев машин и кафешек было занятием почти невозможным.  А прямо над дорогой нависали замерзшие струи Чегемского водопада.

 Главный Чегемский водопад на речке Каяарты, ещё одном правом притоке реки Чегем. Он считается самым необычным из группы Чегемских водопадов, так как представляет собой фактически целую группу водопадов. Часть воды падает в Чегем в виде не­больших каскадов с высоты 50-60 м, другая сочит­ся из расщелин скал в верхней части стены. Падая с уступов, вода разбивается и превращается в водяную пыль, которая, отра­жаясь в лучах солнца, создает сверкающую радужную картину.

Главный Чегемский водопад  считается самым необычным из группы Чегемских водопадов, так как представляет собой фактически целую группу водопадов. Часть воды падает в Чегем в виде небольших каскадов с высоты 50-60 метров, другая сочит­ся из расщелин скал в верхней части стены.

Падая с уступов, вода разбивается и превращается в водяную пыль, которая, отра­жаясь в лучах солнца, создает сверкающую радужную картину.

Говорят, летом, падая с уступов, вода разбивается и превращается в водяную пыль, которая, отра­жаясь в лучах солнца, создает сверкающую радугу. Но не менее феерично водопад выглядит зимой. Как будто время остановилось!

Чегемский район Кабардино-Балкарии. Чегемские водопады. Зима 2016.

Чегемский район Кабардино-Балкарии. Чегемские водопады. Зима 2016.

Чегемский район Кабардино-Балкарии. Чегемские водопады. Зима 2016.

Чегемский район Кабардино-Балкарии. Чегемские водопады. Зима 2016.

Чегемский район Кабардино-Балкарии. Чегемские водопады. Зима 2016.

Чегемский район Кабардино-Балкарии. Чегемские водопады. Зима 2016.

За небольшую плату можно подняться по тропинке на скалу и посмотреть на водопад как бы сбоку. Но на самом деле снизу вид не хуже — сверкающие льдины нависают над тобой.

Чегемский район Кабардино-Балкарии. Чегемские водопады. Зима 2016.

Как я уже сказала, вдоль дороги продают множество всякой всячины: шерстяные изделия, носки, варежки, свитера, шали, травяные сборы, которые можно заваривать как чай и спиртные напитки в основном коньяк.

Коньяк местного разлива по 100 рублей за бутылку 0,5, «фирмовый» типа Hennessy от 350 рублей за бутылку. Качество… мы пробовали тот, который по 100 рублей — пить это можно, но с коньяком из общего у напитка разве что цвет. Еще продают чачу по 400 рублей за литр, чача нам понравилась.

Чегемский район Кабардино-Балкарии. Чегемские водопады. Зима 2016.

Полюбовавшись водопадами, решили перекусить.

Чегемский район Кабардино-Балкарии. Чегемские водопады. Зима 2016.

Остановились в кафе «Чегемские водопады», где нас радушно встретила бабулька-хозяйка.

В это время года, несмотря на праздничные дни, народу в кафе практически не было. Пока готовились традиционные для этой местности хычины, бабулька пила с нами чай на травах, собранных на окрестных склонах, и общалась за жизнь.

Хычины оказались очень вкусными и сытными, по этому в путь мы двинулись разморенными и вяло готовыми к подвигам. Собственно подвигов на сегодня и не планировалось, к ночи мы хотели добраться до горячего источника под Алагиром.

Но Северная Осетия решила не встречать нас благосклонно. За последние дни каждый выезд колонны на трассу сопровождался постоянными остановками ГИБДДшниками, при пересечении границы с Аланией нас тормознули очередной раз и вместо доброжелательного общения мы получили: «Чо рассказывай куда едешь? Чо молчишь?! Объясняй чо вы тут делаете?!» Снова придрались к отсутствию брызговиков, штраф не выписали, но обещали на обратном пути проверить появятся ли они. Сложно сформулировать что именно нас столь сильно напрягло, но осадок остался очень неприятный, и это было только началом.

г. Алагир, Алагирского района Северной Осетии. Зима 2016.

В Алагир мы въехали уже в темноте. Город был пустынным и очень тихим.

Мы поспешили к горячему целебному источнику, расположенному неподалеку в Верхнем Бирангзанге. Оказалось, что работает он с 7 утра до 11 ночи, так, что можно было нырять, но народу в бассейне бултыхалось уже полно, да и лагерь разбивать на морозе после горячих водных процедур представлялось нам сомнительным удовольствием. Решено было отложить мероприятие до раннего утра.

Пока Саша и я на одной машине поехали искать место ночевки, остальные, отправились на заправку в Алагир. Место было найдено быстро, но… созвонившись с Сергеем, выяснилось, что прямо сейчас они к нам приехать не могут т.к. возникли проблемы с ментами.

В лагере мы собрались минут через 20, оказалось, что господа ГИБДДшники долго наблюдали за колонной: Женя, Паша и Олег въехали на заправку, а Игорь остановился возле надписи «Алагир», что бы сфоткаться, после чего тоже заехал на заправку, но с другого въезда. Тут-то блюстители правопорядка и решили проявить себя: подъехали, собрали права у трех машин и сказали, что они попали на отъем прав т.к. повернули на заправку под кирпич и через сплошную. Ребята не согласились: кирпича при въезде не было, а разметка отказалась занесенной снегом. Что бы доказать свою правоту инспектор пошел оттирать ботинком от снега разметку… полоса оказалось прерывистой. Тогда права вернули, но попытались отнять документы у Игоря — он повернул не под кирпич, но действительно через сплошную, которую не было видно. Пока разбирались со всей этой чехардой, контакт уже был налажен, ГИБДДшники смягчились, расспросили о том где мы были и чего хотим делать дальше, повосхищались машинами и с миром отпустили.

Утром мы стартовали в невероятное для нас время и уже в 8.40 припарковались возле забора у источника.

Верхний Бирангзанг, Алагирского района Северной Осетии. Зима 2016.

Можно было оставить машины здесь или подъехать прямо к купальне за 50 рублей с машины. Мы решили, что бегать по морозу не хотим и заехали внутрь.

Верхний Бирангзанг, Алагирского района Северной Осетии. Зима 2016.

В середине 90-х годов в окрестностях селения Верхний Бирагзанг появились специалисты-буровики из Ростова, они искали здесь нефть. Но вместо нее из пробуренной скважины забил фонтан горячей воды. Вода оказалась богата на всевозможные полезные вещества, это место получило название «Терма-Ганах —  живая вода, дающая незабываемое чувство омоложения и прилив сил».

Час купания в термальной воде, поднятой с глубины 2150 метров, стоит 100 рублей с человека. Рекомендуется принять 10-12 ванн с однодневным или двухдневным перерывами. Это помогает в лечении и профилактике болезней обмена веществ, эндокринной, нервной, сердечно-сосудистой систем, кожи, решение мочеполовых и гинекологических проблем.

Летом народ переодевается для купания в классических кабинках на улице, зимой — в домиках с тоненькими стенами с инфракрасными обогревателями, которые не особенно помогают. Короче самое страшное раздеться, дойти по льду в одном купальнике до края бассейна…. а потом уже очень хорошо :)

Верхний Бирангзанг, Алагирского района Северной Осетии. Зима 2016.

Верхний Бирангзанг, Алагирского района Северной Осетии. Зима 2016.

Температура на улице -7, воды +40 градусов.

Когда только заходишь в источник, вода кажется теплой везде, но мы обратили внимание, что знающие люди кучкуются в одном конкретном месте. Выяснилось, что именно там расположена труба с горячей водой.

Скучковались вокруг трубы.

Скучковались вокруг трубы.

После 10 минут плескания вокруг нее, вся остальная вода в бассейне стала казаться не такой уж и теплой :)

Вылезание оказалось меньшим стрессом, чем влезание, да и в прогретых машинах было вполне комфортно, даже волосы высохли довольно быстро.

На прощание набираем горячей воды, ведь в ней здесь полезно не только плавать, но и пить - по 1 стакану 2 раза в день в теплом виде за 15-20 минут до еды.

На прощание набираем горячей воды, ведь в ней полезно не только плавать, но и пить — по 1 стакану 2 раза в день в теплом виде за 15-20 минут до еды.

Мы-то на самом деле с помощью этой воды собирались не лечится, а готовить еду, правда чай из минералки вызывал некоторые сомнения по своим вкусовым качествам, но мы решили, что лучше пусть будет хоть какая-то вода, чем никакой вообще.

Это было только началом нашего длинного дня, теперь мы ехали по Военно-Осетинской дороге в Цейское ущелье.

Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

Останавливаемся возле статуи «Георгий Победоносец выскакивает из скалы» — это самый большой конный памятник в Мире. Он весит 28 тонн, но прикреплен к скале на высоте 22 метра только внешней частью плаща наездника.

Среди всех республик Северного Кавказа только в Северной Осетии преобладает православие. Георгий Победоносец имеет для осетин особое значение, здесь его именуют Ныхас Уастырджи и считают покровителем всех путешественников, воинов и мужчин всей республики.

Это место является дзуаром — святым местом, в 1995 году на средства городских властей и пожертвования местных жителей здесь был сооружен данный грандиозный монумент.

Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

В Буроне пост ДПС, на этот раз тормозят только Патриоты, очень удивляются, что они едут колонной «с простыми УАЗиками» и отпускают.

При повороте на Цей из кустов выглядывает Памятник Афсати - покровителю охотников в осетинской мифологии.

При повороте на Цей из кустов выглядывает бородатый горец — это Афсати — покровитель охотников в осетинской мифологии.

Петляем по серпантину и вдруг перед нами оказывается огромный камень с портретом Сталина.

Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

С этим камнем связана одна невероятная история: однажды Хрущев дал распоряжение сбросить камень-гигант с изображением Сталина в Цейское ущелье, глубина которого составляет примерно 80-90 метров. Для исполнения распоряжения, военное руководство направило курсантов из военных училищ, которые выполнили приказ. Каково же было удивление руководства Северной Осетии, когда утром на другой день они увидели камень на прежнем месте…

Под покровом ночи местные жители невероятными усилиями достали камень, поставили на место и с оружием в руках несколько суток стояли вокруг. Больше камень никто трогать не осмелился.

Вообще на Кавказе очень любят Сталина. Нигде в России нет столько памятников Иосифу Виссарионовичу, как в Осетии (более 30-ти). Ленин, Сталин и Маркс здесь везде — на стенах домов, возле школ, на площадях, вот даже в горах!

В первую очередь нас интересовало святилище Реком.

В первую очередь в Цейском ущелье нас интересовало святилище Реком.

Правила посещения.

Правила посещения. Кроме классических не пить-не курить, женщинам нельзя приближаться к мужскому святилищу.

Добраться до Рекома можно по узкой и скользкой зимой тропинке вдоль берегов реки Цейдон

Добраться до Рекома можно по узкой и скользкой зимой тропинке вдоль  крутого берега реки Цейдон.

Древнее святилище Реком — главный храм Уастырджи (Георгия Победоносца) — бога мужчин. Неофициально оно считается главным мужским святилищем Осетии, женщинам здесь находиться нельзя.

Когда-то святилищем считалось не только рукотворное сооружение, но все Цейское ущелье. Легенда о происхождении Рекома подчеркивает его исключительность: когда в неравном бою погиб великий воин Бартазд, бог уронил по нему три слезы, и одна упала в Цейское ущелье — это и есть святилище. В XVII столетии Реком стал действующей христианской церковью во имя Святой Троицы, позже — во имя святого Георгия. К концу XVIII века он постепенно снова превратился в общенациональное языческое святилище. По свидетельству путешественников XIX века, среди других реликвий в Рекоме хранились шлем и оружие легендарного последнего осетинского царя Ос-Багатара. В Рекоме проводились и до сих пор проводятся мужские воинские обряды — например, «братание» перед уходом на воинскую службу — и ритуальные пиры. В отличие от других памятников, Реком не принадлежит какому-либо отдельному роду — это святыня для всей Осетии.

Сам храм стоит на высокогорной поляне, окруженной гранитными скалами и сосновым лесом. Реком сложен из сосновых бревен, без единого гвоздя.

Храм стоит на высокогорной поляне, окруженной гранитными скалами и сосновым лесом. Реком сложен из сосновых бревен, без единого гвоздя.

На стене у входа — кости и рогатые черепа жертвенных животных. праздник, посвящённый Реком, отмечался в июле. Во время этого праздника, который длился целую неделю, совершалось жертвоприношение Реком многочисленного скота.

На стене у входа — кости и рогатые черепа животных, их приносят в жертву в июле на празднике, посвящённому Рекому.

Коньки крыши святилища украшены причудливой резьбой и фигурками птиц

Коньки крыши святилища украшены причудливой резьбой и фигурками соколов.

Покрытая хвойным лесом и обрамленная хребтами и сверкающими на солнце ледяными вершинами Адай-хоха и Уилпата, Цейским и Сказским ледниками местность невероятно живописна!

От урочища открывается великолепная панорама: на переднем плане — гора Монах (2990 метров), белеют хребты и вершины Адай-хоха и Уилпата,  неподалеку Цейский и Сказский ледники.

Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

Беседка Неподалеку от сруба расположена деревянная беседка с тремя креслами с вырезанными на спинках личинами — «Безликое божество», «Сокол» и «Барс» (или «Медведь»), перед ними — стол с приношениями (соль, монеты).

Рядом со срубом беседка с тремя креслами с вырезанными на спинках личинами — «Безликое божество», «Сокол» и «Барс» (или «Медведь»), перед ними — стол с приношениями, где можно оставлять  соль и монеты.

В беседке то ли дремал, то ли медитировал молодой человек, мы не стали его беспокоить, а вот к замерзшему водопаду позади беседки подошли поближе.

Святилище Реком. Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

А может быть парень наблюдал за порядком на святилище? На территории Рекома за столом для жертвоприношений устроилась веселая компания — они ели, бухали, матерились — короче делали все то, чего нельзя. На обратном пути, уже около машин к нам подъехала Нива, из которой вышло несколько суровых горцев, мужчины находились явно на взводе, врятли в таком настроении ездят молиться на святые места. Сначала они подошли к нам, спросили что мы тут делаем, читали ли правила посещения святилища и не хулиганили ли. Мы честно сказали, что ко всем святыням относимся с большим уважением, а на Реком просто посмотрели. На этом горцы нас покинули — энергично поскакав к святилищу. Есть тонкое подозрение, что компании оставшейся там, не поздоровилось.

Особо задерживаться в Цее в наши планы не входило, но неподалеку обнаружился горнолыжный склон и Сережа (единственный катающийся), уговорил нас туда заехать выгулять сноуборд.

Канатки оказалось 2: старая однокресельная (ну очень стремного вида, половина сидушек отсутствует) и новая двухкресельная идущая до Зеленого холма на высоту 2500 метров.

Цея, Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

Цея, Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

Для нас выбор подъемника был очевиден. Все дети и большая часть взрослых оказались на канатке впервые.

В отличие от посещения канатки в Нижнем Новгороде, дикого страха, а так же дикого восторга ни у кого не случилось.

Поднимаемся с 2000 до 2500 метров.

Пока едем поднимаемся любуемся видами.

Пока едем любуемся видами.

Цея, Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

Под нами кончилась старая канатка.

Под нами кончилась старая канатка.

Оказываемся на Зеленой поляне. Зеленая она правда только летом, а зимой отсюда начинается горнолыжный спуск.

Спрыгиваем на Зеленой поляне. Зеленая она правда только летом, а зимой отсюда начинается горнолыжный спуск.

Несмотря на довольно сильный ветер, идем гулять.

За нами начинается Сказский ледник, а правее - Из ледяной арки Цейского ледника вытекает красивая речка Цея (Цейдон)

За нами начинается Сказский ледник, а правее — Цейский ледник, из которого вытекает река Цея (Цейдон).

Цея, Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

Вид на Цейское ущелье.

Вид на Цейское ущелье.

Цея, Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

А это пушка для провоцирования схода снежных лавин.

А это пушка для провоцирования схода снежных лавин.

Спустились вниз, попытались купить пирожков в кафешке, но их все съели до нас, пришлось обойтись дорогущим чаем\кофе с конфетками.

Ездить колонной по заснеженной Цее оказалось делом непростым, по этому собраться все вместе мы договорились возле камня со Сталиным. Оказалось, что Иосиф Виссарионович делит его с народным Героем Северной Осетии — Хетагуровым.

, поэта, просветителя, скульптора — Коста Левановича Хетагурова.

Основоположник литературного осетинского языка, поэт, просветитель, скульптор — Коста Левановича Хетагуров.

Петляя по серпантину возвращаемся на основное шоссе.

Набираем воды на источнике возле дороги.

Набираем воды на источнике возле дороги.

На одной из гор замечаем башню.

На одной из гор замечаем башню.

Вообще башен мы еще увидим очень много, в Осетии они чуть ли ни на каждом шагу.

Башенное строительство началось здесь в раннем средневековье, во времена аланской эпохи. Но типичный стиль кавказской осетинской башни с характерными чертами сложился в позднее средневековье, приблизительно к XVII-XVIII вв.
Башни строились как оборонительное, боевое, а, нередко, и жилое строение. Помимо чисто военного значения при набегах захватчиков, многие башни в Северной Осетии появились как средство защиты от кровной мести.
Родовые башни почитались как святыни, потому что они считались местом обитания святого духа, были оплотом и гарантом целостности и продолжительности рода, фамилии. Роль башен в Осетии была настолько важной, что со временем они стали объектами культа.

Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

Мы ехали в Унальское ущелье, что бы пойти на Архонский перевал. Вообще зимой он считается не ездабельным и, помня наш горький опыт в Карачаево-Черкессии, его прохождение было под большим вопросом, но мы надеялись на лучшее!

"Транскам" здесь очень хорош.

А пока «Транскам». Здесь он очень хорош!

Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

По мосту переезжаем реку Ардон.

По мосту переезжаем реку Ардон.

Архонский перевал. Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

И начинаем подниматься в горы.

Архонский перевал. Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

Архонский перевал. Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

Ползем все выше и выше, на дороге появляется сначала лед, а потом снег. Темнеет.

Архонский перевал. Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

Архонский перевал. Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

Иногда внизу видны петли дороги, по которой мы поднимаемся и от этого становится немного дурно.

Архонский перевал. Алагирский район Северной Осетии. Зима 2016.

Подъем, полупетля, еще подъем, поворот, чуть-чуть ровного и дорога пошла вниз. Сначала мы подумали, что это локальный спуск, и скоро мы вновь поползем в гору. Но нет, так неожиданно и незаметно мы взяли Архонский перевал в 2206 метров высотой.

Стало совсем темно, надо было вставать, но вокруг все было лысым и, главное, порывами дул ураганный ветер. Пришлось потихоньку, почти на ощупь продолжать спускаться.

Ниж. Кора, Северная Осетия. Зима 2016.

Мы въехали в Нижнюю Кору, пред нами предстала отреставрированная башня, принадлежавшая семье Лазаровых.

Полубоевые жилые башни («гæнах») — строения, предназначенные и для жилья, и для обороны, т.е. укрепленные жилища. Обычно они имеют три-четыре этажа, первый использовался как хлев, на втором этаже размещался очаг и спальня, на третьем и четвёртом были помещения для гостей («уазæгдон») и кладовые («къæбиц»). В центре жилой башни обычно находился опорный столб, выложенный из обработанного камня. На нём держались балки перекрытий. Самым главным и значимым местом в таких сооружениях был очаг, над которым висела надочажная цепь. Место очага и надочажная цепь были для осетин особо значимыми и очень оберегались. Последний этаж жилых башен нередко использовался для обороны, стены верхнего этажа возвышались над кровлей, образуя парапет.

Нам очень хотелось посмотреть на башню при свете дня, была предпринята еще одна попытка встать неподалеку, но нас вновь согнал ветер. Мечтая о стоянке мы покатились по Куртатинскому ущелью.

Мечты неожиданно привели нас к погранзаставе из которой нам наперерез вышли вооруженные люди. Мы решили не выяснять в чью границу (Грузии или Южной Осетии — и та, и другая тут были рядом) мы уперлись, а потихому развернулись и начали сваливать. В след нам стрелять не стали, по этому вскоре мы оказались в селе Хидикус у стен самого высокогорного в России монастыря.

с. Хидикус, Алагирский район Республики Северная Осетия. Зима 2016.

с. Хидикус, Алагирский район Республики Северная Осетия. Зима 2016.

с. Хидикус, Алагирский район Республики Северная Осетия. Зима 2016.

Аланский Свято-Успенский мужской был основан совсем недавно — в 2000 году. На фото хорошо виден Иверский собор – точная копия древних Аланских храмов, выложенный из камня в традициях осетинского зодчества.

Внутрь мы, конечно, не попали и каков монастырь при свете дня не видели, НО ночью он выглядит потрясающе! Уж сколько мы повидали церквей и монастырей, ни в одном не было столь грамотно организованной подсветки!

А тем временем проблема ночевки оставалась открытой — мы двинулись в ущелье Хаником.

Знаете в чем была основная наша проблема? Мы — равнинные жители, привыкли смотреть на карту без учета высот т.е. если обозначен лес, то в нем 99% можно встать и вокруг будут деревья. Здесь же лес если и был, то рос на очень крутых склонах. По той же причине с основных дорог здесь не было отвороток — ну с чего бы кому-то лезть на гору?! Получалось, что как ни бился Саша над картами, мы двигались по коридору, с которого деться никуда не могли. И вот, казалось бы, настало счастье — обнаружился заезд в рощу, кстати, в ущелье оказалось неожиданно снежно.  Патриот съездил на разведку — место прекрасно!

Мы дружной толпой пребываем на точку, выдыхаем, разводим костер, начинаем вытаскивать шмурдяк… Игорь возвращается из кустов неподалеку и сообщает, что там горит «странный костер».

Костер действительно имел место быть: видно, что минут 15-20 назад от него в сторону гор (в противоположную от населенки и дороги) ушли люди. Вокруг валяется недоеденная пища, тары из-под алкоголя не наблюдается. Т.е. зимой, ночью, неподалеку от границы несколько мужиков сныкались в лесу и решили пожрать, но не выпить. А, заметив приближающийся свет фар предпочли свалить. Странно? Нам показалось, что очень странно. И пусть это все могло быть надуманным стечением обстоятельств, мы решили, что все равно спокойно тут ночевать не сможем. Превозмогая усталость, мы собрались и вновь поехали. Складывалось ощущение, что сегодня мы вообще не ляжем.

И вот мы уже в селе Даргавс, неподалеку от которого расположен «Город мертвых» — самый значительный некрополь на Северном Кавказе. В Даргвасе тишина и покой, зато у ворот некрополя, как это ни парадоксально, кипит жизнь — местные жители что-то празднуют. Мы остановились, что бы узнать распорядок работы исторического памятника, а заодно пообщались с местными.

Узнав о нашей проблеме, нам посоветовали встать на заброшенной туристической базе. Вообще, мы не любители подобных объектов, а уж тем более ночевок в них, но сил уже не осталось, ситуация оказалась безвыходной, и мы скрепя сердце пробрались между открытыми люками на относительно ровную площадку. Вокруг были горы, за нашими спинами пустые глазницы  корпусов, под нами ярко освещенная Гизельдонская ГЭС с вооруженной охраной — романтика!

Утром стала видна вся «прелесть» окружающей действительности.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

В советское время здесь, на перевале Кахтисар была построена одноименная турбаза, слава о которой быстро разлетелась по всей территории Союза. Турбаза «Кахтисар» в считанные мгновения стала одним из самых популярных мест отдыха в Северной Осетии, каждый год сюда приезжало огромное количество отдыхающих, ведь одним из основных направлений был — популярный тогда пеший туризм. В отличие от многих других советских турбаз, «Кахтисар» пережила и перестройку, и лихие девяностые, и даже военный конфликт с Ингушетией. Свое существование турбаза официально прекратила в 2009 году, почему — мне выяснить не удалось. Все, что можно было растащить — растащили, что не получилось — сломали. А жаль, мы бы гораздо с большим удовольствием провели эту ночь на действующей турбазе, чем посреди ее скелета.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Внутри одного из корпусов.

Внутри одного из корпусов.

На скалах снова И.Ф. Сталин.

На все это со скалы сердито глядит И.В. Сталин.

И все тот же К. Л. Хетагуров.

И К. Л. Хетагуров.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Когда-то с Кобанского ущелья к «Кахтисару» можно было подняться на фуникулере (длина железной дороги была 520 метров), а также по тропе «3илӕнтӕ» – серпантину в 33 поворота, который теперь превратился в дорогу.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Виден водосброс Гизельдонской ГЭС.

Виден водосброс Гизельдонской ГЭС.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Возвращаемся к «Городу мертвых».

Город мертвых. Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Город мертвых.

Город мертвых.

Город мертвых является историко-архитектурным памятником, вход на территорию стоит по 50 рублей со взрослого, а экскурсионное обслуживание еще 150 рублей. Мы приехали за 15 минут до открытия и как честные люди решили подождать, что бы дать денег и взять экскурсовода. Прошло 15, 20, 25 минут… наше время было не резиновым и протиснувшись через ограду, мы пошли гулять по некрополю самостоятельно.

Город мертвых. Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Даргавсский некрополь представляет собой комплекс из 96 родовых склепов разного размера, в которых осетины с XIV хоронили усопших. Покойников не зарывали в землю, а укладывали в склепе, внеся внутрь через окно. Окно потом закрывали деревянным щитом. Каждый склеп представляет собой небольшой оштукатуренный каменный домик с островерхой крышей в виде многоступенчатой пирамиды, выложенной сланцевой черепицей.

Под многими зданиями есть глубокие ямы, покойники лежали как бы этажами, отделенные друг от друга деревянными настилами. Таким образом, в одном склепе могло помещаться свыше ста покойников.

Город мертвых. Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Здесь  покоится немало останков погибших от чумы местных жителей. Когда чёрная смерть прошлась по этим местам, погибли тысячи людей. У большинства из тех, кто заразился, был только один выход – взять семью, включая маленьких детей, и уйти в семейный склеп доживать свои последние дни. Еду умирающим передавали в специальных деревянных лотках через окошки.

Город мертвых. Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Могильники ставили на возвышенных склонах, продуваемых всеми ветрами, чтобы трупы не гнили, а мумифицировались. Мертвецов обряжали, рядом клали погребальные дары, частично сохранившиеся до наших дней. Некоторые мумифицированные тела тоже довольно хорошо сохранились.

Город мертвых. Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Традиция помещать усопших в каменные гробницы сохранялась в Осетии вплоть до присоединения Кавказа к России в конце XVIII века. Тогда власти, опасаясь распространения эпидемий от незарытых тел, законодательно запретили надземный способ захоронений.

Город мертвых. Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

ыполняла сигнальную, сторожевую и боевую задачи. С неё открывается вид на селение Даргавс и Даргавское ущелье. Так же с башни просматривается Зелёный перевал. Башня была общесельской, но после фамилии Аликовых поручили присматривать за башней. Под башней расположен Мёртвый городок - комплекс погребальных сооруженийГород мертвых стоит на пересечении Даргавского и Кобанского ущелий. Это место, удобное не только для ритуальных погребений, но и со стратегической точки зрения. Над некрополем возвышается сторожевая башня Аликовых, с вершины которой просматривались все подступы к Даргавсу. Башня хорошо сохранилась, на нее можно подняться — примерить на себя роль осетинского дозорного и насладиться горным пейзажем.

Это место было удобным не только для ритуальных погребений, но и со стратегической точки зрения. Над городом мертвых  возвышается башня Аликовых, когда-то она выполняла сигнальную, сторожевую и боевую задачи. С неё открывается вид на селение Даргавс, Даргавское ущелье и Зелёный перевал.

Город мертвых. Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пока ходили по Городу мертвых, смотрители в своей будке так и не появились. Мы не стали расстраиваться, решив, что это наша награда за вчерашние ночные метания по Осетии.

Наше внимание привлек дорожный указатель на Кармадон. Вообще, мы туда не собирались, но… чуть ли не у каждого россиянина название Кармадон прочно ассоциируется только с одним печальным событием — гибелью съемочной группы Сергея Бодрова. Мы решили, что раз уж находимся совсем рядом — глупо не доехать пару десятков километров и не почтить память талантливого кинорежиссёра и актёра.

И вот мы снова лезем в горы по частично заснеженному, частично обледеневшему серпантину.

И вот мы снова лезем в горы по частично заснеженному, частично обледеневшему серпантину.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Минуем Даргавский (Зеленый) перевал.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

А вот внизу уже показался поселок Кармадон.

Где именно искать памятник и как он выглядит мы не представляли, по этому обратились к местным жителям. Их объяснения оказались весьма путанными, тропя целину мы вломились на ферму посреди которой стояла очередная полуразрушенная родовая башня. Мы уж было приготовились получать люлей за напуганную скотину от сурового вида хозяина, но он услышав, что мы ищем, как-то понимающе закивал и направил нас в нужную сторону.

Вообще, на Кавказе мы столкнулись с несколько иным отношением к покойникам, кладбищам и всем, что с ними связано. У нас современные кладбища особенно в крупных городах все больше напоминают коммунальные квартиры — где-то на задворках стройными рядами стоят одинаковые памятники, вокруг которых посчитан каждый сантиметр, все уныло и немного жутко, и главное, что бы этой жути не видели живые — незачем теребить свои нервы «умерла, так умерла». Здесь же, все как будто наоборот: кладбища стараются сделать поближе к тому месту, где жили покойные, на видовых местах. Иногда деревня и некрополь располагаются на соседних холмах, а иногда даже кладбище стоит на горе над деревней. Т.е. встал ты утром, вышел во двор, а за тобой дедушка Гиви наблюдает со склона, а рядом с ним прадедушка Мурат, сосед Гоги и это все акромя вполне живых старейшин, обитающих неподалеку. И, наверное, невольно ты должен ощутить обалденную ответственность за дела свои, за поступки, даже за мыcли! И как логично тогда то, что оказавшись в наших пенатах даже у самых лучших сынов Кавказа сносит крышу — ведь нет рядом уже ни старейшин, ни дедушки, ни соседа.

Но я отвлеклась, а тем временем мы продолжали тропить дорогу в сторону монумента.

кармадонское ущелье.

Кармадонское ущелье.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

И вот от основного направления вправо ушла отворотка.

По узкой гряде мы пробрались только одной машиной. Остальные пошли пешком.

По узкой гряде мы пробрались только одной машиной. Остальные пошли пешком.

Перед нами был небольшой скромный памятник.

Перед нами был небольшой скромный памятник.

20 сентября 2002 года, в 20 часов, 8 минут, 30 секунд глыба висячего ледника объёмом около 8 миллионов кубометров, сорвавшаяся с восточного отрога горы Джимарайхох с высоты 4350 метров, упала на тыловую часть ледника Колка, создав смертоносный ледовый обвал и селевой поток. Общий объём пришедшей в движение ледово-каменной массы достигал 125—130 млн кубометров. Основная её часть остановилась у скалистой расщелины «Кармадонских ворот», через которую было выброшено более 10 млн кубометров воды, крупных и мелких обломков скальных пород и льда. Вся эта масса со скоростью 150—200 км/час в виде гляциального селевого потока устремилась вниз по долине реки, сокрушая все на своем пути. Этот поток накрыл Кармадонское ущелье, уничтожил полностью несколько посёлков и унёс жизни более 135 человек, в том числе почти всю съёмочную группу фильма «Связной» во главе с Сергеем Бодровым.

Монумент "Скорбящая мать" Крупномасштабные спасательные работы длились несколько месяцев, группа добровольцев и родственников пропавших без вести оставалась на леднике до февраля 2004 года

Монумент «Скорбящая мать» установлен на месте лагеря «Надежда», где в течение полутора лет жили родственники пропавших без вести людей, пока велись поисково-спасательные работы. Кстати, среди прочих, фамилия Бодрова значится ничем не выделяясь в алфавитном порядке. Когда-то я смотрела интервью с Бодровым старшим, где он сказал, что это осознанное решение т.к. его сын точно такой же, как все прочие члены съемочной группы и лишние привилегии ему ни к чему.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Мы ходили по склону и все смотрели, где же тот ледник, откуда и куда он шел - ничего не было понятно.

Мы ходили по склону и все смотрели, где же тот ледник, откуда и куда он шел — ничего не было понятно.

И только в душе тихонько скреблись кошки, вдруг ледник снова пойдет сейчас?! Как здесь живут местные жители?

И только в душе тихонько скреблись кошки: вдруг ледник снова пойдет сейчас?! Как неподалеку спокойно живут люди?

А местные жители живут здесь совсем хреново. Такой общей неопрятности и разрухи мы не видели давно.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

В Кармадоне дома из камня и мусора прилеплены к склонам как ласточкины гнезда. При этом неподалеку стоят кирпичные недостроенные многоэтажные корпуса санатория «Кармадон», заброшенные цеха завода по разливу минеральной воды «Кармадон»… короче если уж совсем все плохо, можно было бы достроить, ну ли стройматериалов на тырить, короче как-то облагородиться. Но видимо оно не надо.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Набираем воду в Кармадоне.

Исторический момент: сливаем воду, набранную в горячем источнике под Алагиром. До дома в качестве диковинки мы ее не довезли бы, а готовить на ней так и не решились.

Исторический момент: сливаем воду, набранную в горячем источнике под Алагиром. До дома в качестве диковинки мы ее не довезли бы, а готовить на ней так и не решились.

Местный УАЗка скучает у забора.

Местный УАЗка скучает у забора.

Над Кармадонским ущельем все время, пока мы здесь находились, висела неприятная гнетущая серая муть.

Над Кармадонским ущельем почти все время, пока мы здесь находились, висела неприятная гнетущая серая муть. Настроение было соответствующим — хуже, чем в городе мертвых.

Но как только двинулись в обратный путь и погода, и настроение наладились.

Но как только двинулись в обратный путь и погода, и настроение наладились.

Даргавский перевал показал себя во всей красе!

Даргавский перевал показал себя во всей красе!

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Пригородный район Северной Осетии-Алании. Зима 2016.

Утро сегодня выдалось насыщенным и богатым на эмоции, днем нас ждал самый высокий водопад России — Зейгалан, а уж вечер по остроте ощущений превзошел всякие ожидания!

 

Начало:

Часть 1: Москва-Миллерово-Курджиново-Пхия-Курджиново-Домбай.

Часть 2: Домбай-Теберда-Шоанинский храм-Сентинский храм- Царские ворота-озеро Хурла-Кель .

Часть 3: Царские ворота-перевал-Царские ворота-Кисловодск-перевал-Кисловодск-Кабардино-Балкария.

Продолжение:

Часть 5: Водопад Зейгалан — Уаласых — Алагир — Голубые озера — Верхняя Балкария — перевал Думала.

Часть 6: плато Кинжал — гора Эльбрус.

Часть 7: Чегет — Домбай — Ставропольский край — Липецкая область — Москва.

Метки:

комментария 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на xpeh13.ru
Яндекс.Метрика