3

УАЗы по Памиру. Часть 3: Таджикистан. Восточный Памирский тракт.

Опубликовано: Лена 10.08.2016 в Без рубрики, Поездки с детьми, Путешествия |

Уазы по Памиру.

Пошло уже несколько дней, как мы катились по Памирскому тракту, но самый интересный его участок был впереди. Дело в том, что Большой Памирский тракт — мало того, что самая высокогорная дорога СНГ, он еще и достаточно протяженен, состоит из нескольких частей. Мы решили взять максимум — пройти его полностью при чем, не пользуясь объездной короткой дорогой М-41, а через Ваханский коридор вдоль реки Пяндж и границы с Афганистаном.

Итак, Большой Памирский тракт — самая высокогорная автомобильная дорога СНГ, соединяющая города Ош (Киргизия), Хорог (Таджикистан) и Душанбе. Состоит он из Восточного Памирского тракта и Западного Памирского тракта. Так же в его состав входит Старый Памирский тракт — первая колесная дорога из Ферганской в Алайскую долину в «русском» Туркестане. В 1894 ее построили русские саперные части для быстрой переброски войск и их снабжения в случае обострения «Большой Игры» между Британской и Российской империями за господство в Южной и Центральной Азии.

В 1931—1934 годах Старый Памирский тракт был продолжен и соединил Ош и Хорог, эта дорога получила название Восточный Памирский тракт. В Советском Союзе дороге придавалось большое значение, по ней в горные районы доставлялось продовольствие, товары народного потребления, топливо. Это единственная дорога, соединяющая маленькие горные поселения с городами. Несмотря на это, большая часть пути длинной в 701 километр была и остается грунтовой, а в зимнее время не эксплуатируется в связи с опасностью схода лавин.

Именно по Восточному Памирскому тракту мы сейчас и двигались.

Граница с Киргизией была успешно пройдена и через пару десятков километров на горизонте замаячила надпись "Таджикистан".

Граница с Киргизией была успешно пройдена и через пару десятков километров на горизонте замаячила надпись «Таджикистан».

Граница с Киргизией была успешно пройдена и через пару десятков километров на горизонте замаячила надпись "Таджикистан".

Подкатываемся к погранзаставе. Снимать вообще-то нельзя, но если очень хочется, то потихоньку можно.

Вокруг все в несколько странном состоянии: то ли строится, то ли разваливается, то ли уже развалилось, а теперь восстанавливается. Военнослужащие обитают кто в цистернах, кто в бытовках. Нас встречают бравые ребята в форме, смотрят бумаги, читают разрешения на проезд в приграничную с Афганистаном зону (эти волшебные бумажки, полученные заранее стараниями Тани и Олега, станут для нас самыми важными документами на протяжении всего Памирского тракта). Разговор проходит в дружеском ключе: откуда-куда-зачем и нас пропускают дальше без всякого осмотра: «Остановись вооон у той белой будки».

У какой белой будки, если здесь сплошные будки и все белые?! Доезжаем почти до выездного шлагбаума, когда сзади слышим обиженный рев: «Это что за бэспрэдел, слюшай?! Это бэспрэдел!»

Возвращаемся, ребята идут разбираться. Здоровенный мужик в штатском, но с непустой кобурой под мышкой был в возмущении: «Ты посмотри, что у меня на табличке написано! — чуть ли не тыкая водителей носом в эту самую табличку кричал он — Здэсь наркоконтроль написано! А вы мимо! Как так можно?!»

Он был настолько ошарашен тем, что мы проехали мимо и не остановились с почтением возле его закрытой двери, что срывался на фальцет. Ну да, мы никак не привыкнем, что в Азии за служителями закона надо бегать или их ждать, извинились, покаялись. Мужик успокоился, а дальше разговор перешел в обыденное русло обо всем на свете: от украинской политики, до оружия, наверное, Олегу даже подарили бы пистолет, не будь он табельным.

Нам удалось узнать, что у солдат на высокогорных заставах полной акклиматизиции так и не наступает, так, что наше плохое самочувствие вполне закономерно и никуда не денется, единственное что облегчает это состояние — быть медленными и плавными.

«Пимирцы и таджики всегда были одним народом, но теперь памирцы всюду подчеркивают, что они памирцы, да и вправду с таджиками не похожи».

В России, до недавнего времени проживало 1-1,4 миллиона таджиков (население всего Таджикистана около 7,5 миллионов человек), сейчас примерно половина вынужденно вернулась на родину из-за ужесточения политики России в отношении мигрантов.

Проверять нас будут много и часто т.к. вдоль границы с Афганистаном постов не менее 15-ти штук.

Останавливаться на ночлег лучше в населенных пунктах в гостевых домах, а не как мы привыкли.

Дров нет, многие озера еще не вскрылись после зимы.

Короче спустя минут 40 разговоров и ожидания ни пойми чего, паспорта были проштампованы, и парень в штатском распахнул перед нами шлагбаум. К этому времени над заставой витал одуряющий запах плова — видимо, раньше не могли нас пропустить — доваривали.

Го́рно-Бадахша́нская автоно́мная о́бластьХотя область занимает 45 % всей площади Таджикистана, только 3 % из них — главным образом долины горных рек — пригодны для проживания населения.

Въезжаем в Горно-Бадахшанскую автономную область. Хотя она составляет без малого половину площади всего Таджикистана, только 3 %  здесь пригодны для проживания населения.

Перед нами предстал Таджикистан.

Перед нами предстал Таджикистан.

Мне бы очень хотелось добавить "во всей красе", но объективно, картинка за окном была очень унылой по сравнению с Киргизией.

Мне бы очень хотелось добавить «во всей красе», но объективно, картинка за окном была унылой по сравнению с Киргизией.

Все какое-то монохромное, пыльное и безрадостное.

Все какое-то монохромное, пыльное и безрадостное.

Д

Довольно долго мы ехали вдоль забора. Что это? А это приграничная зона с Китаем. Одно из моих любимых выражений: «Да нам до туда, как до Китая» утратило актуальность. До Китая было гораздо ближе, чем до дома.

Кстати, колючка внушала уважение далеко не везде, если присмотреться, то на обочине обнаруживались пирамиды из железяк и прочего мусора — они недвусмысленно указывали на дыры в заборе, куда уходили тропы, а иногда и автомобильные колеи.

Вот впереди

Вот впереди показалось крупнейшее озеро на территории Таджикистана — Каракуль, что в переводе означает «чёрное озеро». Правда сейчас оно было белым.

Озеро находится на высоте 3954 метров и принадлежит к числу наиболее высоко расположенных озер земного шара. Говорят, Каракуль имеет тектоническое происхождение — является ударным кратером метеорита (астроблемой). Хотели остановиться здесь на ночевку, но совершенно голые берега, не вскрывшееся озеро и леденящий ветер внесли коррективы в наши планы, мы покатились дальше.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Вдоль дороги обнаружился песок. Его поднимало и кружило сильными порывами, вдали мы даже заметили маленький смерч.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Въехали в поселок Каракуль.

Мы от горняшки мучаемся, а местная молодежь играет в волейбол. Дома здесь глинобитные, в основном с плоскими крышами. Местных денег у нас нет, а вот свежих лепешек к ужину купить хотелось бы. Патриот уехал плутать по узким улочкам на поиски, а мы встали на обочине. Не успели выдохнуть — нарисовался абориген на жигулях без номеров в камуфляже без опознавательных знаков. Знакомая история? Ну прям начало Киргизии версия 2.0. Мы уж было приготовились отбрехиваться, но товарищ был трезв и предельно вежлив. Попытался выяснить кто мы такие и чего стоим, попросил посмотреть бумаги от РГО и пропуска, но мы сказали, что все в отъехавшей машине. Он подождал-подождал, да и покатил в сторону воинской части.

Лепешки были куплены, пора подумать о месте стоянки.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Вокруг горные хребты, но от нашего главного, на тот момент, врага — ветра, они не спасали.

Отчаянная попытка прорваться к реке и встать на берегу успехом не увенчалась Речку-то мы нашли, но она оказалась метровой ширины с совершенно лысыми берегами. К тому же под ногами хлюпала вонючая жижа.

Отчаянная попытка прорваться к реке и встать на берегу успехом не увенчалась Речку-то мы нашли, но она оказалась метровой ширины с совершенно лысыми берегами.

Возвращение с речки, песчаный шлейф от Патриота намекает на силу ветра.

Почему я так упорно пишу про ветер? Казалось бы ветер и ветер — хрен с ним, но он ведь был холодный! Несмотря на засушливый пейзаж, зимние куртки мы не снимали даже в машинах.

Попытались спрятаться за горку, за заброшенную постройку, чуть не влезли в болотину — тщетно, дуло везде. А еще УАЗки были как на ладони для всех проезжающих по дороге.

Тем временем мы поднимались все выше, Ак-Байтал был буквально вот, но брать самую высокую точку нашего путешествия в темноте мы не планировали, а ночевать на высоте 4600 хотелось еще меньше.

Удача улыбнулась нам, когда дорога окончательно превратилась в треш, водители были чуть живы, а пассажиры готовы встать прямо на обочине. Мимо какой-то заброшки отворотка ушла в сторону и потянулась параллельно тракту по берегу реки Музкол.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Тут-то мы и встали.

Наша самая высокогорная стоянка - более 4000 метров.

Наша самая высокогорная стоянка — более 4000 метров.

Именно здесь случился апофеоз с горняшкой. У кого-то вверх скакнуло давление, да так, что сбить удалось с помощью таблеток и то со второго раза, у кого-то не переставая болела голова, кто-то отошел в сортир за машину и… от этого устал.

Надо сказать, что практически все участники нашего путешествия — люди резкие: ходим быстро, во время разговора жестикулируем, даже стакан с чаем ко рту подносим скоро и размашисто. Тут так было нельзя! Со временем выработалась странная замедленность, как на светском рауте у очень манерных людей:

— Саша, не подашь ли мне чайник?

— Да, воооооот ооон, пожаааалуйста. Вооозьмиииии…

И чайник медленно и печально передается из рук в руки, раза в 4 медленнее, чем в обычных условиях. Наверное, мы очень смешно смотрелись со стороны, потому, что пойти раскладывать машину и 2 раза отдохнуть, пока ее обходишь — это что-то!

Интересно, что в этот вечер кому-то очень хотелось есть, а кому-то не хотелось вовсе, но еду мы все равно, конечно, приготовили, при чем в скороварке во избежание эксцессов в условиях пониженного давления.  Солидарны все были в одном — на время мы бросили пить и курить.

Утро принесло некоторое облегчение, готовые как можно быстрее взять перевал и начать, наконец-то спускаться, мы ринулись вперед.

Таджикистан. Горно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Дорога. Дорога, как после бомбежки — прощай подвеска, а ведь прощаться совсем не хотелось, до ближайших запчастей было хрен да маленько.

Натужно пыхтя УАЗки ползли вверх. Все системы работали штатно, несмотря на высоту в 4500.

Натужно пыхтя УАЗки ползли вверх. Все системы работали штатно, несмотря на высоту в 4500.

А еще вокруг были горы. Почти все пятитысячники или около того

А еще вокруг были горы. Пятитысячники или около того т.е. без пяти минут Эльбрусы, но только и мы были очень высоко, по этому горы на нас должного впечатления не производили.

Таджикистан. Горно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Перевал Ак-Байтал. Весна 2016.

А вот и он, перевал Ак-Байтал — 4655 метров. Передаем привет тем, кто нас поддерживал: Магазину 4х4,  компании РАВЕНОЛ,   тюнинг-центру АВТОВЕНТУРИ,  магазину УАЗПОТРЕБСОЮЗ, компании КОМПАЛ,  компании Hi-Gear,  компании ООО «Автодор-Платные Дороги», а так же Уазбуке и Русскому Географическому Обществу.

Вы думаете дальше дорога пошла вниз? Ничего подобного, знак установлен в начале подъема!

А вот это

А вот это наивысшая точка перевала и нашего путешествия, навигатор показал 4685 метров!

Вот теперь дорога пошла вниз.

Вот теперь дорога с горки.

Снова

Снова знак 4655 — уже с противоположной стороны. 20.05.2016 мы это сделали! А еще у моей мамы в этот день День Рождения и пусть поздравить ее из-за отсутствия связи мне удалось только через сутки, свою самую большую высоту в жизни, я посвящаю именно ей!

Тем временем продолжаем путь.

Продолжаем путь.

Спускаемся вниз вроде и не существенно, но самочувствие приходит практически в норму. Может это чисто психологический момент, но скорее разница в километр высоты все же имеет значение.

Спускаемся вниз вроде и не существенно, но самочувствие приходит практически в норму. Может это чисто психологический момент, но скорее разница в километр высоты все же имеет значение.

Прибыли в самым высокогорный город на территории бывшего СССР — Мургаб (высота более 3600 метров). Тут нашлись заправка, обменник, и рынок. Залились бензином, пополнили запасы воды, на рынке закупились овощами, очень хотелось свежего мяса, но то, что предлагали не устраивало нас не столько по цене, сколько по качеству.

Продолжаем путь. Уазы по таким дорогам жрут много

Снова едем. Уазы по таким дорогам жрут немало, по этому заправляемся почти в каждом населенном пункте.

ал

Алгоритм действий такой: видишь заправку — подъезжаешь и спрашиваешь есть ли бензин. Если говорят «да», то заливаешь, точнее тебе его заливают откуда-нибудь ведрами. Если говорят, что нет, спрашиваешь, где есть. О каждой следующей заправке на предыдущей в курсе, даже если до нее километров 200. Типа заедешь туда-то, там второй поворот и дом с серой крышей. Если не пренебрегать таким сарафанным радио и не бояться заливаться из ведер во дворах домов, то весь Памирский тракт можно пройти чуть ли не с двадцатилитровкой в запасе+к бакам.

Вообще народ тут живет...специфично.

Вообще народ тут живет…специфично. Песчаные улицы, убогие по нашим меркам дома, чумазые дети. Чумазые, но довольные, с живейшим интересом носятся по этим самым улицам.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Пейзаж за окном был так себе. Горы горами, но удовольствия никакого. Мы уж было загрустили — неужели перли столько тысяч километров ради этого?

Ушли на отворотку - что-то новенькое.

Ушли на отворотку — что-то новенькое.

Сегодня нам в первый раз за долгое время удалось встать там, где планировали.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Озеро Яшилькуль. Весна 2016.

Поплутав по грунтовым дорогам, выбрались на берег озера Яшилькуль.

Нет, купаться в его водах, в которых кое-где угадывался лед, мы не собирались. Но на карте на одном из берегов был обозначен горячий источник.

Он оказался не то что бы горячим, но теплым, вечером киляться в него не решились, а вот утром все с удовольствием вымылись и постриались в ветхой сараюшке с чугунной ванной внутри.

Стоянка на

Стоянка на Яшилькуль.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Озеро Яшилькуль. Весна 2016.

Вид из машины на рассвете.

Вернувшись от озера к тракту, мы почти сразу оказались на развилке: дорога по лучше, она же трасса М-41 шла напрямую в сторону Хорога, каменистая отворотка вела в сторону границы с Афганистаном, а значит нам туда.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Проехали по ней буквально чуть-чуть 1 наконечник тяги

Проехали по этой дороге буквально чуть-чуть, и Саша почуял неладное. Остановились, вскрытие показало, что кончается наконечник тяги, надо срочно менять. Хорошо у Олега был запасной.

Через перевал Харгуш (4344 метра) мимо одноименного озера, попадаем на одноименную же пограничную заставу.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Погранзастава «Харгуш».

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Упираемся в закрытый шлагбаум. Слева река Памир, за ней Афганистан.

На КПП ни души, в принципе открывай и проезжай, но такое самоуправство творить как-то стремно. Стоим, тупим, ждем. Минут через 10 вдалеке показываются 3 бойца. Вид у них максимально серьезный: с автоматами, в касках и бронежилетах, видимо, возвращаются с обхода вверенной территории. Показываем документы, пропуска в приграничную зону. Паспорта сверяют с нашими физиономиями и забирают что бы переписать данные.

Путешественникам на заметку: похожих постов на Памирском тракте штук 15, не меньше, и на каждом переписывают паспортные данные всех членов команды. Для ускорения процесса, наверное, имеет смысл иметь при себе сводную таблицу со всеми данными на одном листе в нескольких экземплярах. Это значительно сэкономит время т.к. далеко не все таджикские вояки умеют говорить по русски, а тем более писать.

Вроде все данные переписаны, а в пропускании наступает непонятная пауза — служивые тянут, мы терпеливо ждем. Они с нас ничего не спрашивают, а мы ничего не предлагаем. Да и если спросят политика партии такова, что значок от РГО — это максимум. Положение спасает Шнива подлетевшая сзади, от туда бодро выходит офицер: солдаты вытягиваются по стойке смирно, нервно рапортуют, но его интересуем только мы:

-О, Россия, путешествуете?

-Да, вот бумаги.

-Россия! Как я давно не был там! А ведь я учился в Пензе, как в городе сейчас? Как вам у нас? Как погода? Я начальник этой заставы. Есть ли проблемы?

-Нет, вот только стоим чего-то, а у нас экспедиция, из сроков выбились давно.

-Почему задерживаете и не пропускаете?! Все-все, сейчас поедете. Быстрее!

Благодаря положительному отношению к нам начальника, напряжение куда-то исчезло: все мужчины перездоровались за руку, народ улыбался, хлопал нас по по плечам, мы рассказывали про Пензу, нам — про Памир.

-А вы знаете, что находитесь на самой высокогорной пограничной заставе в Мире? Ни где выше нет, даже в Тибете!

-Правда? Круто! А можно сфотографировать?

-Нет, конечно, все вокруг совершенно секретное!

Я тихо поржала, потому что все их «секретные» каменные глыбы на дороге и кривой шлагбаум давно были сфотканы. Да и вообще, пока мы ждали на пустом КПП можно было сотворить что угодно.

Вскоре мы продолжили путь.

Шнива с начальником заставы какое-то время пылила впереди, но мы предпочли отстать, что бы успеть обозреть окрестности.

Шнива с начальником заставы какое-то время пылила впереди, но мы предпочли отстать, что бы успеть обозреть окрестности.

Перед нами открылась именно та часть Памира, которую мы так долго дали и ради которой столько проехали по шоссе.

Перед нами открылась именно та часть Памира, которую мы так долго ждали и ради которой столько проехали по шоссе.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Слева тянулась река Памир.

Слева тянулась река Памир.

За ней - Афганистан. Вон виден афганский домик.

За ней — Афганистан. Вон виден афганский домик.

А вот идет караван. Мы долго гадали есть ли автомобильная дорога по той стороне Памира параллельно нашей дороге. Местные жители позже рассказали нам, что нет, на этом участке только тропа, дорога начинается дальше.

А вот идет караван. Мы долго гадали есть ли автомобильная дорога по той стороне Памира параллельно нам. Местные жители позже рассказали, что нет, на этом участке только тропа, дорога начинается дальше.

Ваха́нский коридо́р — узкая полоса земли в Восточном Афганистане, в районе Вахан провинции Бадахшан. Представляет собой суровую высокогорную территорию длиной около 295 км и шириной от 15 до 57 километров в долинах рек Памир, Вахан и Пяндж[1]. По договору между Британской и Российской империями, завершившему Большую игру в конце ХIХ века, Ваханский коридор было решено передать суверенному Афганистану, который стал буфером между российской Средней Азией и британской Индией.

На сколько я понимаю, сейчас мы двигались по Ваханскому коридору — узкой полоске земли в долинах рек Памир и Пяндж, которую по договору между Британской и Российской империями в конце ХIХ века, было решено передать суверенному Афганистану. Коридор стал буфером между российской Средней Азией и британской Индией.

Это был наиболее трудный участок Великого Шелкового Пути, благодаря которому совершались основные контакты Европы, Индии, странами Ближнего и Дальнего Востока.

Это был наиболее трудный участок Великого Шелкового Пути, благодаря которому совершались основные контакты Европы, Индии, странами Ближнего и Дальнего Востока.

Лишь самые отважные путешественники смогли добраться сюда. Первым был Марко Поло, который за 4 года переек Персию и Центральную Азию на пути ко двору китайского императора. Пройдя по Ваханскому коридору, он записал, что горные хребты высоки настолько, что даже птицы не перелетают через них. Мороз же так суров, что огонь костра меняет свой цвет и силу, не давая людям согреться.

Говорят, что только самые отважные путешественники могут добраться сюда. Первым был Марко Поло. Пройдя по Ваханскому коридору, он записал, что горные хребты высоки настолько, что даже птицы не перелетают через них. Мороз же так суров, что огонь костра меняет свой цвет и силу, не давая людям согреться.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Мы сейчас какого-то дискомфорта не испытывали, а лишь наслаждались невероятной красотой вокруг.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Если присмотреться, то видно, как в зеленоватые воды Памира впадает грязно-коричневый приток. Примерно через 100 метров поток воды становится шоколадным.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

От созерцания нас отвлекла очередная поломка, на этот раз неладное почувствовал Олег.

От созерцания нас отвлекла очередная поломка -

В неизвестном направлении пропал тормозной диск. Как он умудрился рассыпаться в пыль и по какой причине так и не выяснили. Пришлось заглушить тормозную трубку и ехать дальше с одним не тормозящим колесом.

Теперь серпантины проходились особенно осторожно, а на спусках Хантер далеко не уезжал от Патриота, что бы если что Олег догнал в зад нас, а не улетел в пропасть.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Вечерело. Сегодня планировалось продвинуться значительно дальше, но из-за двух поломок и волокиты на КПП до предполагаемого места ночевки засветло не успевали.

С одной стороны, ночевать в 100 метра от Афганистана не сильно хотелось, пусть и через реку. Ну чисто психологически — в стране война, а мы на расстоянии выстрела! С другой стороны — воюют не в этой части, да и вообще на хрен мы им сдались?

Надо сказать, что на этом участке нам встретилось множество туристов: коллеги на джиппах из самых разных стран, велосипедисты, пешие, даже наши соотечественники на Ладе. Все, кстати, были очень позитивны: здоровались, махали руками, старались перекинуться хоть парой слов. Некоторые буквально на наших глазах разбивали палатки в паре метров от дороги (свернуть в сторону было невозможно: с одной стороны склон к реке, с другой — горы).

Пришлось и нам выбрать небольшое плато в прямой видимости от дороги и еще более прямой от афганской тропы.

Дети чистят картошку с видом на афганские горы.

Дети чистят картошку с видом на враждебные горы.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Очередная холодная ночевка без костра, мы почти привыкли.

Афганская ночь. Сегодня было невероятно красиво!

Афганская ночь. Невероятно красиво!

Позже нам сказали, что на этом участке между Харгушем и Лянгаром происходят регулярные незаконные пересечения границы и переправляют наркоту.

Утром продолжили путь по Памирскому тракту. За последние дни безжизненный каменистый пейзаж с редкой сероватой травой, стал для нас привычным и, вдруг, внизу показался оазис.

Это Лянгар – самое высокогорное селение на Южном Памире (более 3000 метров).

По серпантину спускаемся вниз и буквально офигеваем: сначала вдоль дороги начинаются каменные кладки-заборы, потом к ним присоединяется зелень — то там, то тут видны кусты и деревья. На каком-то этапе ко всему этому великолепию притекают горные ручьи, вроде как летом они пересыхают, но сейчас журчат в каменных рукотворных желобах, подчиненные хитрой системе орошения всего зеленого вокруг.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Каждый кустик заботливо обернут тряпицей, к нему подведен желоб от ручья, а вокруг заборчик из сухих колючек, что бы не сожрала скотина.

Центральная улица Лянгара, справа за забором дома с плоскими крышами, сложенные чуть ли не из того же материала, что забор.

Центральная улица Лянгара, справа за забором дома с плоскими крышами, сложенные чуть ли не из того же материала, что забор.

Горные ручьи проходят и через участки местных жителей, в них они стирают, моют посуду, купают детей. Если вдуматься антисанитария полная!

Самый богато украшенный дом.

Самый богато украшенный дом.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Неподалеку мазар —  гробница или могила, место паломничества, поклонения, почитаемое мусульманами как святое.

Людей на улицах почти нет, если изредка кто и попадался нам на встречу, шли с тяпками или лопатами — очевидно, обрабатывали почву для поддержания зелени. Подмосковные дачники были бы в шоке, потому, что они сидят в теплое время года и возделывают свой участок: цветочки, ягодки, кустики, огурчики, тропинки, фонтанчики и т.д. Все только у себя. Посадить цветочки вдоль забора со стороны улицы — уже нечто из ряда вон, да и не факт, что они долго протянут (у меня было так). Дачникам и в голову не приходит, что нужно сажать цветочки вдоль забора соседа или по всей улице. А тут народ поступает именно так! Все население озеленяет и орошает ОБЩУЮ территорию даже больше, чем свою личную! Делает это скрупулезно и с любовью! Помните деревню хоббитов в первом фильме «Властелин колец»? На Памире еще круче!

Спрашиваем у аборигенов про заправку и магазин. Ни кто толком не говорит по русски, только улыбаются и машут в сторону продолжения движения: «Зонг!»

Ладно, доезжаем до следующей населенки — Зонга. Тут есть все: школа, мед.пункт, заправка, магазины. В школе как раз закончились уроки и ученики массово расходятся по домам — они пялятся на нас, мы — на них. Пока зависли возле магазина многие машут руками и кричат: «Hello!» Вот тебе и бывший Советский Союз! Отвечаем: «Привет», примерно 2\3 смотрят с непониманием, остальные отвечают: «Здрасссте».

Вцелом обстановка более чем доброжелательная, ВСЕ: и взрослые и дети улыбаются и машут. Вы часто видите людей которые постоянно улыбаются? Я — нет. Меня, как человека, 25 лет прожившего в Москве, это по началу даже пугало: либо нас на что-то разводят, либо они все блаженные, либо… на этом мысль останавливается. Вот такой менталитет!

Как только выезжаешь из населенного пункта, пейзаж сразу же преобретает прежний унылый вид. Контраст потрясает!

Как только выезжаешь из населенного пункта, пейзаж сразу приобретает прежний унылый вид. Контраст потрясает!

Так мы и катились от зеленой населенки к зеленой через пылищу и колдобины.

А вот и кишлак Ямчун.

А вот и кишлак Ямчун.

Тут мы начали метаться, потому, что искали поворот в горы к одноименной крепости, а он не хотел находиться.

Остановились возле группы памирцев, ковырявших дорогу (вроде как чинили они ее или расчищали) — буря радости и эмоций!

-Крепость? Да! Вон там! Дальше поворот! Россия?

-Да.

-Я там служил, Алатай, там хорошо. Как сейчас?

-Нормально.

-Мы любим Россию, любим СССР, Горбачева бы …. имели! Друзья! Россия! Приезжайте еще!

-Нам очень далеко.

-Памир нравится? Друзья! Любим русских! Хотим быть с Россией вместе, ждем вас!

Эмоциональность и непосредственность с которой все это говорилось просто шкалила! Сашу, например, памирец потрогал в процессе общения за волосы. Ну да, у них, видимо не привыкли к длинноволосым мужикам, чего бы не прикоснуться к прекрасному! У нас представляете себе такое?

А еще в Таджикистане все мужчины здороваются за руку т.е. перед тем как что-то спросить или заговорить (даже если ты интересуешься сколько время и видишь человека в первый и последний раз в жизни) обязательно протягивается рука: «Ас-саляму алейкум!» Так делают все: работники на заправках, продавцы в магазинах, люди на улице, если стоит группа мужчин, то нужно ручковаться с каждым, если вдруг ты замешкался — протягивают руку очень настойчиво и смотрят с непониманием, типа клешню-то давай!

Тем временем поворот к крепости мы нашли и поползли на крутую гору.

Крепость Ямчун

Перед нами открылась крепость Ямчун.

Крепость Ямчун (она же Замр-и-аташ-Параст, или Кафыр-кала) построена в III веке до нашей эры. В плане имеет форму треугольника и состоит из трех частей: цитадели, где располагались бастион и казармы, обнесенные стеной с прямоугольными башнями, а также двух площадок, каждую из которых окружали мощные стены, укреплённые 36-ю башнями прямоугольной и округлой формы с бойницами (амбразурами).

Это огромное сооружение имело исключительно важное значение для здешних мест: подступы к крепости были защищены со всех сторон, что позволяло контролировать передвижение людей и грузов с Памира в древние Бактрию (Тохаристан) и далее в Индию, Иран и обратно.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

Кстати, теперь мы двигались уже не вдоль Памира: у Лянгара к реке присоединилась Вахан-Дарья и теперь это река Пяндж.

Останавливаемся передохнуть

Останавливаемся передохнуть в специально обученном месте.

Беседка стоит возле вот такого ревущего потока.

Беседка стоит возле вот такого ревущего потока.

Нам не угодишь: еще вчера было холодно, сегодня - жара.

Смываем дорожную пыль, вообще нам не угодишь: еще вчера мерзли, сегодня — сжарились. Мало того, что в машине нет кондиционера, так еще конструкторы УАЗа явно лохонулись с организацией циркуляции воздуха в салоне, чтоб им каждую ночь снились эти форточки!

В теньке хорошо, но нао ехать дальше.

В теньке хорошо, но надо ехать дальше.

Таджикистан. Го́рно-Бадахшанская автономная область. Памирский тракт. Весна 2016.

На одной из гор видны в зелени развалины еще одной старинной крепости. В конце I тысячелетия на Западном Памире, из-за угрозы военных нападений со стороны соседей подобных мощных сооружений было построено довольно много.

Въезжаем в очередную населенку, на этом фото хорошо видно, что

Въезжаем в очередную населенку, на этом фото хорошо видны борозды, мне показалось, что таким образом здесь выращивают обычную траву.

Кстати,

Кстати, если посмотреть на афганский берег — там абсолютно та же история, голая пыльная дорога, а как кишлак, так все обсажено зеленью.

Еще одна крепость - Ках-Каха Основание крепости относится к Кушанскому периоду 2 века до н.э. В качестве оборонительного сооружения, крепость служила дп 7 века. Владыкой этой крепости был царь сиёпушев Ках-Каха.

Еще одна крепость — Ках-Каха, основанная во 2 веке до н.э. и прослужившая в качестве оборонительного сооружения до 7 века. Ее владыкой был царь сиёпушев Ках-Каха.

Цитадель Каах-Кха также играла важную роль в защите данного участка Великого Шелкового пути, который проходил через Ваханский коридор.

Цитадель Каах-Кха играла важную роль в защите данного участка Великого Шелкового пути.

Напротив

Напротив — мазар.

Дальше мы решили дать небольшого крюка, что бы посетить горячие минеральные источники Гармчашма.

Минеральные воды выходят на поверхность с больших глубин из древних кристаллических и метаморфических пород в виде фонтанирующих грифонов.

Здесь минеральные воды выходят на поверхность с больших глубин из древних кристаллических и метаморфических пород в виде фонтанирующих грифонов. Благодаря высокой минерализации воды, в местах выхода образовались натечные скопления углекислого кальция. Конечно, такой необычный источник ни могли не окультурить — купания платные.

Неожиданностью для нас оказалось, что в источник можно киляться только в совершенно голом виде, мальчики и девочки делают это раздельно при чем мужчины — на свежем воздухе наслаждаются цветом воды и сталактитами, а женщины сидят в закрытом бассейне.

Мужское место купания.

Мужское место купания.

Дамский бассейн.

Дамский бассейн.

Вода источников Гарм-Чашма относится к сероводородно-углекислым, хлоридно-гидрокарбонатным, натриево-кремнистым термам. Содержание сероводорода в воде 170 мг/л. Средняя температура воды 59 °С.

Вдумайтесь в эту цифру 59 °С! Это значит, что вода не просто горячая, а очень горячая! В нее надо залезть полностью и сидеть не особо шевелясь не более 20 минут. Я лично минут 5 пыталась в нее погрузиться, а просидеть получилось минуты 2, после чего я выбралась на бортик и еще долго отходила — пыталась не грохнуться в обморок и хоть как-то унять сердце, выпрыгивающее из груди. Таня, Олег, Саша и Яна потрогав воду не полезли вообще, Уля и Ксюша повторили мой подвиг, а вот Надя и Саша мало того, что влезли в кипяток, пробултыхались там все 20 минут, да еще выходить не хотели!

Таджикистан. Памирский тракт. Ишкашимский район Горно-Бадахшанской автономной области. Гармчашма. Весна 2016.

Будем считать, что все, кто окунулся, исцелились от всех болезней лет на 10 вперед, иначе к чему были эти страдания? :)

Возвращаемся обратно на тракт и едем дальше.

Возвращаемся обратно на тракт и едем дальше.

Афганская зелень.

Афганская зелень.

Наша сторона тоже ничего.

Наша сторона тоже ничего.

Пяндж.

Пяндж.

Пяндж на всем протяжении дороги очень разный: то он разливается на несколько сотен метров и становится спокойным, то превращается в бурный узкий поток с острыми каменными берегами.

Пяндж на всем протяжении дороги очень разный: то разливается на несколько сотен метров и становится спокойным, то превращается в бурный узкий поток с острыми каменными берегами. Цвет воды тоже переменчив, но в основном все же река мутная.

Ищим место стоянки

Солнце клонилось к горизонту, пора было искать место стоянки, но где его взять при таком рельефе?

Проблема решилась неожиданно: нас остановили на очередном КПП и пока переписывали данные, мы разговорились с представителями органов правопорядка. На фоне каменистого пейзажа территория за их постом выгодно отличалась зеленью. Чуть поодаль росли высокие кусты и даже наблюдались сухие палки для костра. Не долго думая, мы попросились на постой. Менты не возражали и даже пообещали нас охранять, на тот момент мы подумали, что они шутят.

Наше зеленое место в 80-ти метрах от КПП.

Наше зеленое место в 80-ти метрах от КПП.

Уставшие водители релаксируют после долгого дня.

Уставшие водители релаксируют после долгого дня.

Хорошая погода нас расслабила, не хотелось совершенно ничего делать, кроме как смотреть на речку с горами и тупить.

Только Саша бегал вдоль берега с удочкой силясь чего-нибудь выловить. К нему-то и пришел в первый раз таджикский милиционер. Спросил все ли хорошо и рассказал, где лучше клюет.

Второй раз к нам пришли узнать все ли в порядке, когда мы уже тусовались в лагере. К костру товарищ не спускался, вежливо говорил с дороги. Мы позвали его в гости, а он неожиданно пообещал попозже прийти.

Когда совсем стемнело, и мы уж было начали расползаться по спальным местам, к нам пришли 2 милиционера. Деваться некуда — достали только что убранную водку. И началось неспешное общение на ломанном русском.

На всей территории Таджикистана 90%  тех с кем мы заговаривали или служили в армии на территории России во времена СССР или жили в Москве, Подмосковье, и других городах-миллионниках в среднем по 10 лет. Отсюда хоть какое-то знание языка и невероятная любовь к русским. О России все говорят, что жилось им хорошо, только холодно, кем работали скромно умалчивают (оно и понятно — дворники, строители и дорожные рабочии — не самые престижные профессии). А потом, 3-4 года назад им всем вдруг массово надоело в России-матушке, потянуло на родину. И вот они снова в Таджикистане слегка возмущенные новой политикой нашей страны в отношении мигрантов.

Начальник КПП жил в Химках и Екатеринбурге и с живейшим интересом расспрашивал, как сейчас получить разрешение на работу. Нас же гораздо больше интересовало как у них тут на Памире все устроено. Так мы узнали, что таджики и афганцы, живя через реку ни как не общаются т.е. не здороваются, руками не машут, в гости друг к другу не переплывают (кроме контрабандистов, конечно, но это уже преступление).

На границе служить тяжело, неспокойно, таджикские патрули дежурят круглосуточно (мы ни раз встречали по дороге вооруженные тройки солдат), афганские — только ночью. Незаконные пересечения границы все равно есть. Милиционеры очень ждут наших солдат, которых вот-вот должны прислать для усиления контроля на границе, вроде как российские и таджикские власти об этом уже договорились.

Еще приподнялась завеса тайны зеленых номеров на местных машинах. Дело в том, что вдоль границы нам попадалось очень много иноджиппов (в основном белых) с зелеными номерами и антеннами в руку толщиной. Летали по дорогам они с невероятной прытью и временами по хамски, внутри как правило сидели подкаченные мужички, а на заднем стекле красовался знак — перечеркнутый автомат. Оказалось, что зеленые номера здесь выдаются нерезидентам, а конкретно эти ребята — иностранные наблюдатели, кого и зачем они наблюдают совершенно секретно, и все на столько серьезно, что местные гаишники их не имеют право не то, что досматривать, но и останавливать.

Туристов на Памире много, иногда в сезон за день по 10-15 групп через пост проходит. А посты натыканы так часто, что бы фиксировать все перемещения вдоль границы, типа если кто-то пропадет или напортачит, то можно легко проверить где и в какое время он был отмечен в последний раз. Т.к. дорога проходит в желобе между рекой и горами, а на всех перекрестках и в крупных населенках есть КПП, человеку деться реально некуда.

Бутылка кончилась, и блюстители закона засобирались обратно. Ночью они пообещали еще пару раз прийти проверить, все ли у нас благополучно. Мы почти прослезились от такой трогательной заботы.

Утром мы снова двинулись в путь.

Утром мы снова двинулись в путь, сегодня планировали добраться до Хорога.

Но, как обычно происходит в эту поездку, как только мы начинали планировать — все шло кувырком.

Мы немного оторвались от Патриота и когда Саша заметил эстакаду возле дороги, решил на нее заехать.

Хантер немного оторвался от Патриота, и когда Саша заметил эстакаду возле дороги, решил на нее заехать.

При таком качестве дорожного полотна было удивительно, что ничего в подвеске еще не отвалилось, а т.к. Саша уже на столько сроднился с Хантером, что почти всегда чует наступающий трындец заранее, его желание лишний раз чего-нибудь подкрутить или подергать для нас закон.

Сегодня Саша не угадал, точнее угадал трындец, но не понял в чем именно. От эстакады мы отъехали благополучно и даже прошли проверку на очередном КПП с очень серьезными военными: они хмурили брови, пучили глаза и бряцали автоматами.

Отъехали за гору — машина громко сделала «блямц» — сорвало болты на переднем кардане.

Пока Саша прикручивал кардан обратно, мы доедали последнюю банку кабачковой икры. Из дома я взяла их штук 8, первые пару недель все поголовно воротили от них нос: «Фу-фу, какая гадость!» Потом икра стала пригождаться в качестве закуси (вкусняшки закончились). А к этому моменту предложение сожрать то, что осталось вызвало всеобщую поддержку.

Дело в том, что в последние дни мы очень хотели есть! Нет, мы не голодали: были и крупы, и овощи, и мясо в виде тушенки, и бесконечные лепешки, и невкусные местные печеньки, но очень хотелось настоящего мяса, нормального сладкого и какой-нибудь дряни типа майонезного салата.

За обсуждением гастрономических предпочтений нас застала Нива, с дикой скоростью несущаяся навстречу. Мы еле успели отпрыгнуть с дороги, а Сашка поглубже заползти под машину. Подняв облако пыли, Нива остановилась и из нее показались 2 немолодых мужчины: один в дорогом и качественно сидящем костюме, другой в военной форме.

-Здравствуйте, я — глава этого района, полковник такой-то. Это глава милиции района, полковник такой-то. Что у вас случилось?

-Да вот кардан открутился, уже почти починились, сейчас поедем дальше.

-Какой кардан? Сейчас найдем любой кардан! Путешественники? Из России и Украины? А откуда именно? Как вам у нас? Ни кто не обижает?

Мы только и делали, что отвечали на вопросы.

-У нас принято гостей звать в гости и угощать! Поехали ко мне в гости, там уже стол накрыт!

Мы отказались, сославшись, на отставание от графика (святая правда), Олег принялся объяснять, что надо ехать потому что… Его терпеливо слушали, кивали и снова настойчиво звали в гости… и так четыре раза. Сашка закончил ремонт, и мы сдались.

Дальше УАЗы пристроились в хвост Ниве и понеслись в обратную сторону. На КПП только что суровые бойцы стояли по стойке смирно и отдавали честь не только полковникам, но и нам за одно, а глава района выпрыгнул из машины торжественно здороваясь за руку сначала с начальником поста, потом с одним из водителей, потом еще с кем-то. Так мы и ехали дальше с остановками через каждые пару сотен метров — Нива вставала по середине дороги (по фигу если кто-то не может объехать), полковник выходил, ручковался, перекидываясь парой фраз с народом, и прыгал обратно за руль.

Когда населенки остались позади, а вдоль дороги потянулись строения с колючей проволокой по периметру — то ли военные части, то ли тюрьмы (в гости ли едем?!), Нива втопила так, что мы потеряли ее из виду. Не знаю что у нее под капотом, но подъемов машина будто не замечала, а в повороты на серпантинах входила не тормозя. На одной из развилок, полковники подождали нас и сообщили, что мы медленно ездим. Мы — медленно ездим! Обнять и плакать!

Наконец, подъезжаем к высокому глухому забору, паркуемся. Во дворе суетятся мужики, одуряюще пахнет тушеным мясом. Нас чуть ли не под руки подводят к крыльцу, где уже стоит с кувшином и полотенцем полковник, приехавший вместе с главной администрации на Ниве. Каждому из нас он поливает тепленькой водичкой на руки и подает полотенце. Увидя Сашины руки после ремонта машины, он рекомендует воспользоваться мылом. «Мыло надо!» Вокруг беготня — кто-то метнулся и добыл его секунд за 5!

Разуваемся на пороге, и нас проводят в дом.

В комнате стоит низкий стол, который занимает три четверти пространства, со всех его 4-х сторон постелены ковры, больше здесь нет ничего т.е. вся комната застелена для банкета и другой мебели нет. Может в Азии такие помещения — это норма, мы же несколько удивились, но еще больше поразило нас то, что было на столе: ЕДА! Стол просто ломился от еды: мясо разных видов, салаты, овощи, нарезки колбасы и сыра, фрукты, конфеты, огромный торт, печенье, домашняя выпечка, какие-то соусы, подливы, лепешки — всего не перечислить!

Небольшой кусочек стола.

Небольшой кусочек стола, снятый втихую уже на излете банкета.

Глава района встречал нас в этой комнате и рассаживал. Так получилось, что Саша и Олег, видимо, как водители и самые уважаемые гости, оказались во главе стола, женщины и дети слева, глава района и другие мужчины, кто был в доме — справа, с торца стола, где был вход в комнату — еще мужчины, которые в основном занимались нашим обслуживанием и присаживались ненадолго.

-Мы с вами находимся в доме главного прокурора района (опа! он нас привез не к себе домой!), у прокурора сегодня день рождения (афигеть!) и еще один важный праздник — сегодня он получил звание полковника! (занавес!) Давайте знакомиться еще раз: я полковник такой-то глава района, ехал со встречи с министром обороны Таджикистана и на счастье повстречал вас. Это хозяин дома — прокурор района полковник такой-то, это глава милиции района — полковник такой-то, это глава ФСБ района — полковник такой-то, это глава чего-то там района… Случайных людей здесь нет, только самые-самые!

Нам ничего не оставалось, кроме как в той же церемонной форме представиться самим. При чем полковники с неподдельным интересом расспрашивали кто кому кем приходится, чьи дети, из каких мы конкретно городов, как дела в этих городах т.д.

Короче 5 полковников и пара бизнесменов — все сливки района сидели сейчас перед нами — простыми смертными. Сказать, что мы были в шоке — не сказать ничего! И, главное, как правильно себя вести в этой ситуации не совсем понятно.

Первым нашелся одесский еврей — подарил хозяину дома подарок на день рождения — нож. Хозяин несколько смутился, сбегал в соседнюю комнату и тут же отдарился Олегу другим ножом.

Дальше нас начали угощать: половина полковников, включая хозяина дома и все бизнесмены разбежались и стали метать на и без того полный стол еще еды — каждому по тарелке вкуснейшей шурпы и мясо двух видов, явно только что снятое с огня. Глава района разливал всем водку (сам пил ее из пиалы!), ребята пытались отбрехаться, что им за руль — пофигу! Он не только постоянно подливал всем и каждому, но и следил что бы пили до дна особенно после важных тостов типа «за дружбу народов», «что бы было понимание у России и Украины», «за мир во всем Мире», «сотрудничество Таджикистана и России», «здоровье всех собравшихся». Каждая стопка сопровождалась красочными и витиеватыми тостами, еще витиеватее они становились от того, что полковник говорил по русски на троечку, мыслей у него было много, а вот высказывал он их с трудом.

Тарелки и рюмки ни на секунду не оставались пустыми. Принимающая сторона по моему толком не ела, а исключительно прислуживали нам. Про хозяина дома молчу — он только и успевал бегать из кухни в комнату. При чем было слышно, что в доме находится большая семья: пищат дети, слышны женские голоса, но ни кого из них мы так и не увидели, ни кто, кроме «особо приближенных» за стол не сел.

Примерно через 2 часа этого безобразия, когда стопки водки, наконец сменилась пиалами с чаем вприкуску со сладостями («детям торта, что бы лучше учились!»), нас начали уговаривать остаться на ночь. Тут-то мы и поняли, что пора бежать.

Но отползти нам не дали: Олег заикнулся о прощании, но его резко осадил — «у нас так не принято!» Следующие 10 минут мы допивали и доедали (кто еще был способен) в ожидании ни пойми чего.

А дальше было действо, которое иначе как завершением трапезы я назвать не могу. Полковники воздели руки к небу, глава района что-то говорил на таджикском, а остальные ему вторили. Смотрелось завораживающе! Еще удивительнее для нас было то, что мужики, которые только что выпивали и балагурили с такой серьезностью относятся к данному процессу. Потом, специально для нас сделали краткий пересказ происходящего: бога благодарили за этот стол и компанию и просили, что бы такое было не в последний раз.

Только после этого нам позволили выйти из-за стола. Проследили, что бы мы обулись, чуть ли не под руки спустили с порога, а глава района еще какое-то время сопровождал нашу колонну в обратную сторону на машине.

Мы в шоке? Не, мы в ШОКЕ! Но на этом сегодняшний день не закончился.

Едем мы едем, никого не трогаем, как вдруг на дороге показываются козлы и бараны. «Сейчас Олег организует нам шашлык — ржем я и Сашка — вот черт, он успел затормозить!» Обычно, мы терпеливо ждем пока стадо пройдет мимо. А тут то ли пастух был медлителен, то ли алкоголь не давал водителям стоять спокойно. Короче, Патриот таки боднул зазевавшуюся козочку. Пастух быстрым движением отпинал ее на обочину и чикнул по горлу. Олег козочку купил, но после фразы: «Ты знаешь, что я сейчас у прокурора района с главой района бухал, а тут твои бараны!» цена оказалось мизерной, по моему нам еще готовы были доплатить.

Пьяные, в чужой стране, с еще теплой тушей козы на багажнике из которого того гляди потечет кровь на лобовуху, мы третий раз за день подъезжали все к тому же КПП, где дежурили военные, менты и гайцы. Феерия!

Думаете кто-нибудь проявил бдительность? Да ни фига! Нам улыбались, махали и без всякой задержки (не говоря уж о проверке документов) распахнули шлагбаум. Напоследок удивились, что мы не остались у полковников на ночь для завтрашнего продолжения банкета, и пожелали счастливого пути.

Трезво оценив нашу нетрезвую ситуацию, мы решили, что сегодня сильно далеко отъезжать отсюда не стоит, потому, что можно неожиданно попасть в соседний район, с главами которого мы еще не пили.

в

Остановились возле горного ручья, что бы разделать козочку.

А вскоре влезли на гору на ночлег.

е

Несмотря на обжиралаво у прокурора нежнейшая козочка зашла на ужин великолепно! Бойтесь своих желаний… уж как мы с утра мечтали о мясе!

На другой стороне Пянджа

На другой стороне Пянджа светилась крупная населнка. Интересно, что разноцветные фонари горели всю ночь (т.е. это внешнее освещение, света в окнах домов при этом мы не заметили). Это была крайняя  ночевка с видом на Афганистан.

Тот же пейзаж утром.

Тот же пейзаж утром.

Поехали, близок конец Восточного Памирского тракта.

Сегодня нам на пути попадалось очень много школьников: мелкие дети (таджики невысокого роста, от того местные младшеклассники кажутся невероятными клопами) с огромными рюкзаками, в чистейших белых рубашках идут по горной дороге за знаниями. При этом до школы, судя по карте километров 8-10. Самые удачливые едут на осликах, представьте картину: девочка с двумя косичками с феерическими белыми бантами и в школьной форме скачет по краю пропасти. Сюр!

Остановились набрать воды, тут же к нам подбежали 2 девчушки: без стеснения и испуга заглядывают в открытые двери, буквально лезут внутрь, щебечут чего-то на своем языке и смеются. Мы друг друга не понимаем совсем. Даю им по флажку с эмблемой Русского Географического Общества — тут же уходят, гордо ими размахивая. К счастливым обладательницам флажков уже бегут товарищи — всем весело и интересно.

Я потом подумала, что бы я сказала своей дочери, принеси она домой игрушку которую получила от незнакомых дяденек и тетенек из проезжающей машины. Наверное, долго бы орала! Потому, что вот такой не вовремя засунутый нос в  неудачную машину у нас обычно заканчивается очень и очень плохо. А у них, видимо, это нормально!

Вообще отношение к детям здесь совсем другое. Во первых, за детьми взрослые практически не следят, за мелкими следят дети постарше. Детей в семьях много. Во вторых, детский труд тут эксплуатируется нещадно: дети пасут стада, возделывают поля, моют и стирают в ручьях. Мы наблюдали, как на грузовике мужик привез ребят лет 12-14-ти, сам встал курить (он водитель, он занимается только своим делом), а дети с ножами и топориками полезли в кусты рубить сучья. Так мужик отдыхал, а они наполняли кузов. Сын помогал матери-продавщице в магазине — переставлял аккумуляторы от грузовиков (а московские аборигены зимой аккумы от классик домой на санках возят). И знаете, при всем при этом дети совсем не выглядят измученными, несчастными, истощенными. За весь Памир я не увидела ни одного айфона, ни одного ребенка, залипшего в экран и, по моему, это здорово!

Между тем, грунт сменился асфальтом, как-то резко вокруг нарисовались многоэтажные дома, светофоры, магазины. Люди, машины, городская суета — от всего этого отвыкли за последнее время. Мы прошли Восточный Памирский тракт, мы въехали в Хорог.

 

Начало:

Часть 1: Россия — Казахстан.

Часть 2: Киргизия.

Продолжение:

Часть 4: Таджикистан. Западный Памирский тракт.

Часть 5: Узбекистан — Казахстан.

Часть 6: Дагестан-Чечня.

Метки: , ,

комментария 3

  • hazg hazg:

    На заставе Олегу пистолет дарить не собирались. Одесситам делают прививки от бюрократов. Думаю, его больше хотели немного застрелить, но не так чтобы насмерть. Просто, чтобы не спорил.

    Статья удалась.

  • Отлично! Читал с огромным интересом — хочу туда в 2017м.
    Обязуюсь дочитать позже.
    Случаем на стелле «Полярный круг» не ваш ли стикер я видел?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на xpeh13.ru
Яндекс.Метрика